вторник, 19 февраля 2013 г.

Кольца шамана


Рецензия на роман  Киры Церковской
 «For сайт «Россия»

О ГЕРОЯХ, И НЕ ТОЛЬКО

Если вы хотите почитать книгу, в которой «один чувак как дал другому..», или «бедная Лиза» льет горькие слезы по суженому, или бесстрашный Роберт (или – Ванька?) целится из бластера в чудище несусветное, - вам не сюда. Предупреждаю сразу: здесь нужно «шевелить мозгами».  Вот и автор с самого начала романа будто вывесил табличку «Осторожно!»: 
«Между игрой и реальностью грань может оказаться очень тонкой, тем более, если в сценарий игры заложены реальные события.
 И если в них «играют», то ход событий оживает и вплетается в реальную жизнь».

Итак, мы получили настрой не на простое чтиво, а на некую интеллектуальную игру. Поиграем? Тем более, что это совсем не опасно. Есть очень простой способ выйти из нее, отложив книгу в сторону. Если игра «не заденет».

В центре событий романа – несколько главных героев. Понятно, что это – интеллектуалы. Ведь кто-то из них должен вести «первую скрипку», а кто-то – задавать тон игре. Знакомимся. Сергей Почаев – бизнесмен, неутомимый искатель приключений. Видимо, игрок по-крупному, если «прогорел» в дефолте 2008 года. Но – не унывает, продолжает рассматривать возможности инвестирования. Всеслав – историк, ценитель древности, знаток ее «айсбергов» и «виражей», организатор агентства «Стратег», которое ориентировано на политтехнологию и дает возможность объединяться людям сходных интересов вокруг одного проекта, так сказать, предоставляет гражданам России «социальный лифт». Его кредо: «Историк – это политик вне времени и пространства».
Лера Ключевая – студентка Плехановской Академии, «специалист» по подбору «ключей», принадлежность которых - открывать варианты решения той или иной проблемы. Имеет высокую самооценку – так запросто готова стать второй женщиной среди лауреатов Нобелевской премии по экономике. Ренат – не просто любитель (а здесь еще – и победитель) компьютерных игр, и даже не просто программист, он - один из тех, кто смыслом жизни считает программы моделирования процессов.
Астрофизик Вера Широкова – образец женской любви: эмоционально-чувственной, всепоглощающей, и в то же время оставляющей возможность совершать разумные поступки даже после вынужденной разлуки с японцем Мичи.
А это – семья Дроздовых. Татьяна – художник-мультипликатор, а Владимир осуществляет проект «Страна Детства», воплощает в реальность мечты жены...

А ГДЕ ЖЕ ИГРЫ?

Да, в них играют герои на протяжении всего романа. И этих игр много. Самая простая -  настольная «Монополия»,  у которой должно быть четыре поля, чтобы можно было усложнять игру. В нее играют дети вместе со взрослыми. Затем идет игра «восточных шахов и русских королей» - шахматы – игра, в которой есть, по словам Веры Широковой,  «что-то особенное, даже магическое». Не случайно герои видят «знаки», так или иначе связанные с шахматами. Та же Вера увидела ломаную линию, напоминающую молнию, когда играла с Ларисой Щегловой. И эта молния словно пронзила ее: а ведь прав Илья, когда сказал, что Япония похожа на Атлантиду! Ведь там сейчас ведутся научные разработки, о которых молчат, потому что они могут потрясти самое смелое ученое воображение! Мысль о причине исчезновения Мичи не дает ей покоя, а тут еще на глаза попался подарок Ильи – «античасы» с тремя зонами - «Янь», «Инь», «Хрень», с зеркальным циферблатом, со стрелками, которые идут в противоположном направлении... Как будто бы напоминание о том, что время повернуло вспять...
В шахматы играет бизнесмен Сергей Почаев со стариком Саввой Петровичем. «Мы пешки своего же бессознательного. Но если научимся или же почувствуем – как кому повезет – правильно использовать его, доверять предчувствиям, имеем реальные шансы стать ферзями». Именно шахматы, как считал отец Сергея, научивший его этой игре, сформировали его стиль мышления, развили у него стратегические способности. И именно шахматы стали его «галлюцинацией» во время отдыха на Ладоге в одиночку. Тот же символ – молния, которая будто тонкой длинной веткой разрезала небо на две части, и шахматные фигуры начали партию... «Игра началась..» – подумал Сергей.
Есть игра – как продукт интеллекта, творческая разработка, компьютерная игра, а точнее, ее создание. И в этом процессе задействован потенциал нескольких героев, но для двоих – Сергея Почаева и Рената - он становится почти трагическим. Речь идет о создании игры «Форсайт - Россия». В этой игре много сюрпризов и различных вариантов событий, таких, например, как в шахматной партии: пешка доходит до определенной черты, и далее начинается поле превращения, где она может стать ферзем.
А еще – есть рассуждения о игре. Не случайно у Почаева в голове возникает образ «игры разума», и это тонко подмечает Всеслав.
И, наконец, самая серьезная игра – та, что происходит в мире большой политики.

СИМВОЛЫ И ЭКСКУРС В ПРОШЛОЕ

В романе много символов: параллельные линии, знак бесконечности, круги, кольца...  «Бывает, что мужчина и женщина живут как две параллельные: вроде бы рядом друг с другом, а на самом деле никогда не пересекаются. Бывает, что мужчина и женщина живут вместе как перпендикуляры... А бывает... как единое целое...»Это, кстати – об отношениях между Верой и Мичи.
Вариант второй, здесь уже – не отношения между людьми, а соотношение исторических событий: «В истории закон о параллельных прямых, которые в математике никогда не пересекаются, может принимать совершенно иные траектории развития». Герои ведут речь о совпадении некоторых узловых моментов истории: в 1881 году скончался от смертельной раны русский царь Александр II и в этом же году погиб американский президент Джеймс Гарфилд; русский царь – нонсенс! – чуть не провел в жизнь весьма демократичную конституцию, а американский неаккуратно высказался о деньгах.

Ровно сто лет назад до начала версии игры «Россия 2012» произошли в стране трагические события, получившие название Ленский расстрел. А чуть позже подобные события – Бойня в Ладлоу – стали кульминацией жестокой борьбы между корпоративной властью и трудящимися штата Колорадо. И подобная волна народных волнений прокатилась по всему миру: провозглашение Китайской республики, независимость Албании, восстание в Греции... Характерно и то, что сто лет назад в США одержал победу Вудро Вильсон, кандидат именно от демократической партии. Вот и советник по экономическим вопросам, тот самый, из сегодняшней компьютерной игры, еще в начале романа успел высказать мнение о том, что сегодняшнее время так походит на то, которое было сто лет назад.

 О каком времени я сейчас веду я разговор? Основной пакет акций золотопромышленного прииска принадлежал  лондонской компании, но находился в руках русских бизнесменов, которые составляли большинство учредителей этой комнании. Из-за противоречий между «медведями» и «быками» биржевой делец Жданов стал миллионером (он играл на повышение акций), а банкир Трапезников – полным банкротом (он играл на понижение акций). О 1912 годе! О том времени, когда встал очень важный вопрос об установлении контроля на приисках Ленского золотопромышленного товарищества и когда случилась здесь забастовка, закончившаяся массовыми расстрелами рабочих.

И все же самым значимым для версии игры «Россия 2012» является 1881 год. В романе несколько точек прикосновения к этому году: появление «секретного конверта», как доказательство существования проекта последнего закона, принятого к рассмотрению императором Александром II; подмосковный Довиль, ассоциирующийся с городом во Франции, тем самым курортным Довилем, который был построен по совету Софьи, внебрачной дочери Николая I и сводной сестры Александра II для развлечения французской знати; находка в старинном комоде дневника прабабки... Даже пьеса Оскара Уайльда «Вера и нигилисты», на взгляд одного из героев, выступает альтернативной историей России. 
Медведя, как символ России, автор обыграл очень своеобразно. Как и любой другой символ, он встречается на страницах романа несколько раз, и – по-разному. Есть  маленький медвежонок, у которого браконьеры убили маму, и его пожалела и забрала с собой подруга Веры – Лариса. Есть медведь, который «пришел» к Сергею во время медитации. Тяжелый период реабилитации после печального финала участия в игре, а вернее, в ее создании, пришлось проходить Сергею вместе с Ренатом у шамана.
И здесь, у шамана, как в центре круга, по которому до этого и развивались события, находятся самые главные символы – кольца и круг.  На ковре Сергей увидел круги – большие и малые, разных цветов и оттенков, разные по ширине и по диаметру. Но все они сходились в один центр, накладывались один на другой, из-за чего центр стал вертикальной линией. «Все мы ходим по кольцу, по кругу, - заметил шаман. – И чтобы выйти из него, нужно вступить на перегиб с другим кольцом. А там снова кольцо. И так далее, и далее... Какая твоя сила: центробежная или центростремительная? Если первая, то долго тебе током бегать в замкнутой цепи. Если же второго рода, то, соответственно, придешь к центральной точке. Туда, откуда все вышло и куда все уйдет».

Идея внутреннего стержня, на который все нанизывается, как кольца на пирамидку, и держит, на мой взгляд, каркас этого произведения. А первоначально возникал такой вопрос: почему небольшие истории об этих людях тщательно собраны под одну обложку? Ведь они могли бы существовать самостоятельно в виде миниатюры, рассказа! Например, только о Вере и Мичи, об их любви. Или же – о семье Дроздовых. Пусть Татьяна – страстная поклонница мультипликации, продолжает грезить своими героями во сне, а Виктор – создает ее грезы в реалии... А Почаев пусть финансирует этот проект. Или Лера Ключевая? Что, тесно ей со своими «ключами» среди студентов? Для чего пересеклись пути - ее и Сергея Почаева? Для того, чтобы разочаровать читателей незавершенностью отношений? Или же эти чувства не стоят того?
Все эти отдельные истории автор и «нанизал» на общий стержень. Кольца, разные по цвету и размеру, сходятся в одном центре – центре творческой энергии, которая и создает коллективное поле того пространства, которое и есть не просто «страна», но и – «твоя Родина». Это только в игре можно пользоваться дополнительными жизнями, чтобы увеличить путь игрока...

А чем же закончилась «Монополия» на четырех полях? «Странное и совершенно непонятное явление. Все происходящее оказалось совершенно непредсказуемым: денежная машинка кому-то начисляла деньги, с кого-то снимала сверх нормы или, наоборот, меньше положенного».  Да, эта игра началась не сегодня, в сценарии создания денег «из воздуха» есть две важные точки, и одна из них – как раз и основание банка Англии в 1694 году... Вот куда можно еще спуститься по винтовой лестнице истории!
Взрослые любят сказки про деньги. И потому в их воображении Курочка Ряба, которая несет золотые яйца, это и есть единственный печатный станок, как артефакт. И создание денег « из воздуха», и их неожиданное исчезновение, как у Булгакова, когда на глазах изумленной публики они превратились в пустые фантики, это и есть Мировой Валютный Фокус.
Рассуждая о некоторых событиях Прошлого, не хочу ввести читателя в заблуждение. Не подумайте, что в этом произведении так много исторических экскурсов. Нет, автор словно небольшими штрихами напоминает нам об этом Прошлом, а мы, если хотим, то размышляем дальше, а если нет, то просто продолжаем читать. Тем более, что читать совершенно не скучно.

О ЯЗЫКЕ

Если бы его не было, лично я и не стала бы читать эту книгу. То есть, если была бы она написана сереньким, простецким языком, а то еще и с нотками поучения или нравоучения... Нет, роман сплетен художественным словом, с богатым использованием выразительных средств русского языка. Так что читать его просто приятно.
Много эпитетов, сравнений, красивых метафор в описаниях: 
«Заходящее солнце подкрасило небо рыжими брызгами...»;
«Воздух был как коктейль, в который постепенно, но неуклонно добавляли прохладу»;
«Бархатную ночь укрыла звездная скатерть»;
«И молния огненной сетью прорезала небо под аккомпанемент громовых раскатов»;
«По небу, как по художественной палитре, уже растекались краски от светло-голубого до синего, и расплескали облака, вспоротые малиново-рыжими бликами вечернего солнца». 
Описания несут смысловую нагрузку. То есть, они не просто ради «красивого словца». Вот, например, идет описание цветов в огромном горшке. Для чего? Оказывается, здесь появилось гнездо черного дрозда.
Олицетворение:
«Костер разошелся и выпрямился»;
«Грозно рычал гром»;
«Обувь хлюпала и сплевывала набранную воду...»;
«Ветер завывал изо всех щелей и притворялся жутким раненым зверем».
Текст не перебарщивает диалогами, они мягко переходят в описания и рассуждения. Вот одно из авторских рассуждений.
«Кому-то часы напоминали о прошлом, кому-то указывают путь в ближайшее будущее, а кто-то «часов не наблюдает», по мнению классика, будучи счастливым человеком. Парадоксально, но нам свойственно сожалеть о том, что было, страстно ожидать того, что будет, совершенно не задумываться о том, как все это вместе соотносится с вечностью. Но по-настоящему счастлив тот, кто умеет правильно пользоваться настоящим моментом. Именно «здесь и сейчас». И от нашего хода , поступка в партии игры по имени Жизнь порой зависит гораздо больше, чем можно представить».
Некоторые сюжетные линии, на мой взгляд, не доработаны. Например, о молодом военном Юрии Веневеде, который самое ценное, что успел сделать, это увидел, как реставраторы у стен Кремля открыли икону, и послушал куранты с музыкой из оперы Глинки «Жизнь за царя». Много героев, которые так же быстро пробежали перед глазами: казачка Екатерина Пироваева, старик Савва Петрович... С другой стороны, возможно, это и есть продолжение нанизывания на пирамиду фабулы тех самых колец? Колец шамана! 
Есть несколько неточностей, но это не снижает достоинств романа. Например, в музее была Валерия, потом уже – Виктория, и вновь Валерия.
Когда же в Большом театре давали «Жизнь за царя» Глинки: 19 февраля 1861 года или 19 февраля 1961 года?
В целом впечатление от прочитанного неоднозначное. Да, остается приятное послевкусие, а значит, книга оставит у читателя хорошее впечатление. С другой стороны, автор заставляет читателя не расслабляться за чтивом, а мыслить. Много подстрочного текста, который притягивает как магнит и будит воображение. А еще – требует нового и нового переосмысления.

Комментариев нет:

Отправить комментарий