пятница, 15 февраля 2013 г.

Связь с Белой Богиней не утеряна

У нас в гостях автор романа «Пожиратели сердец» Макс Бейкер
Вот и привели меня к знаменателю... 
...А началось всё с услышанной где-то случайно фразы: "Ведь христианского бога родила женщина!"
"Пожиратели" и не могут быть наполнены до краев энергией Ян, потому что роман, посвященный Белой Богине - это прежде всего роман о женщинах. Нет, не так. О Женщине.

У автора были опасения, что женские персонажи в романе будут расценены как легкомысленные, неправдоподобные, слишком уж идеальные (а вам всем надо, чтоб ноги от ушей и грудь огого...), кукольные или наоборот слишком агрессивные (Эми). Но, кажется, эти образы имеют право на существование, поэтому осмелюсь продолжить.
Признаюсь, что вот теперь, после отзыва Стеллы, у меня не хватает слов, чтобы выразить всё, что хочется. Потому что я осознал, сколько символов оставил "за кадром", какие связи выразил недостаточно чётко, и почему меня никогда не покидало ощущение, что кто-то (кроме моей Музы) таинственный водил моей рукой, создавая текст, который я не всегда мог окончательно приписать своему авторству.
Роберт Грэйвс, антрополог, в предисловии к "Белой Богине" пишет следующее:
"Наши дни" - это цивилизация, отрекшаяся от главных символов поэзии. Змее, льву и орлу теперь место разве что в цирке, а быку, лососю и кабану - на консервном заводе; скаковая лошадь и гончая - это тотализатор на бегах, а священная роща ассоциируется с лесопилкой. Луну презрительно считают погасшим спутником Земли, в Женщине видят "резервную рабочую силу государства".
Отворачиваясь от поэтических мифов, Сократ, по сути дела, отворачивался от вдохновлявшей их Лунной Богини, Которая требовала от мужчины воздать Женщине должное как в духовном плане, так и в плотском. Что касается бегства философа от власти Богини в интеллектуальный гомосексуализм (в так называемую платоническую любовь), то правильнее назвать эту любовь сократической. Сократ не мог сослаться на неведение: Мантинийка Диотима, Пророчица из Аркадии, чудесным образом избавившая Афины от чумы, однажды напомнила ему, что любовь мужчины должна быть направлена на Женщин и что всеми актами рождения - физическими, духовными и интеллектуальными - руководит триада Богинь: Мойра, Илифия и Каллона - Смерть, Рождение и Красота.
Месть Богини Сократу за то, что он - если можно так выразиться - пытался познать себя в аполлоническом духе вместо того, чтобы предоставить это Жене или Любовнице, была весьма характерной. Она определила ему в Жены сварливую мегеру и обрекла на идеальную любовь к Алкивиаду, который опозорил его, став развратником, безбожником, предателем и себялюбцем - погибелью для Афин. Оборвала Она жизнь Сократа с помощью настоя цикуты (посвященного Ей как Гекате [3] растения с белыми цветками и мышиным запахом) - такую казнь определили ему сограждане в наказание за развращение юношества.
Вот, собственно, с чего еще всё это началось.
Говоря о скрытых смыслах, я подробно отвечаю Стелле, которая выудила из текста ключевые символы. Что принесено в жертву? Видимо, женская часть мира. И мир становится половинчатым, иллюзорным, странным, сломанным. У главных героев, возможно, только потому и есть сверхспособности, что их связь с Белой Богиней не утеряна. Они способны "увидеть сердцем" (как говорил Экзюпери) красоту и беззащитность женских персонажей - и в нужный момент прийти на помощь, как подобает настоящим рыцарям. Остальные: Гридмар относится к Вирджинии, как к "своей шлюхе", в конце он погибает; Джали держит Мари в клетке, Маграт изнасиловал Мари - оба погибают, Корвелл предал свою мать - в конце он тяжело ранит Вирджинию и теряет рассудок (ммм, подробно не описано...); Командор Джагги - предпочел работу, потерял семью, двух женщин, но Блейк и Мари дают ему шанс всё исправить. Хирург, Лис и Рейн видят в женщине средство добиться желаемого, как и мистер Джонс. Тоже fail. Узурпатор Бааг - убил королеву. Приобрел недолговременную призрачную власть.
Теперь о хороших - но с ними и так понятно. Самый показательный, конечно же, Роберт, вот почему он и является главным героем. Именно с ним происходит то самое, что должно, наверное, происходить с мужчиной, возвращающимся к истокам Белой Богини. Для начала он испытывает на себе воздействие Гекаты, отравлен и умерщвлен. Потом он встречает Аню, блондинку, кстати, и постепенно начинает "воскресать". Танита, богиня царства мёртвых в греческой тунике, навеянная образом Таис Афинской, выступает в роли еще одного проводника (помимо Вергилия-Стефана), и указывает Роберту на карту Матери Мира, Императрицы. И на Солнце. "Туда иди, и всё у тебя будет в аппарате".
Символика Солнца для меня универсальна: это вечный бог, умирающий и воскресающий, бог мужчина, но воскрес он с помощью Исиды. Впрочем, христианская религия об этом умалчивает, и в массовом сознании что-то нарисовалось только при участии пресловутого Дэна Брауна.
Некое незаметное на первый взгляд противопоставление ипостасей Богини можно было бы проследить, если бы некоторые куски текста не вызывали во мне столько сомнений. Гарда - планета кровавых жертвоприношений в пещере Кали (кровожадная ипостась богини), изначально соответствовала Венере, и на карте даже было плато Афродиты... Я думаю, Кали воплотилась отчасти в Эми Арон. И вот еще почему Эми так многолика.
Цветочные символы:
Роза есть роза, хоть розой назови ее, хоть нет ("Ромео и Джульетта", и еще Умберто Эко "Имя розы") символ Богородицы, Розы мира и...тут уж простор для фантазии...Весьма многолика. Сюда же относится РОЗАлия и РОЗовая ленточка. И розочки на платьях, и шиповник на подоле юбки Мари... Эта книга проросла розами помимо воли автора.
Хризантема - символ осени и весны одновременно, символ солнца, а также печали и смерти, и тоже многоликий символ богини.
Другие цветы тоже соответствуют своим значениям. Что может быть естественнее, чем сравнить цветок и женщину...
Можно ли писАть о женщинах так, как пишу о них я? Полагаю, нужно.
Поэта в рифмо-строчном смысле из меня не вышло, здесь я был весьма готичен и сочинял про ветер на кладбИще, художник - красками по бумаге - так и не раскрыт (вот и наделил главных героев художественными способностями), но, судя по всему, чувство художественного слова пришло да тут и осталось... Что касается стиля, поначалу я пытался угнаться за Иваном Ефремовым. Натужно осиливал его витиеватые предложения и завидовал по-черному, потому что меня хватало только на телеграфный стиль и бесконечные тире, которые объяснялись только как авторский знак.
Но теперь, после всех полученных отзывов, я осознаю, что пришел к нужному результату. Да, есть над чем работать, но в целом Система выстроена, образы доступны для восприятия, и разрушать эту Вавилонскую башню было бы кощунственно.
Напоследок признаюсь, что вышивал крестиком (в школе на уроке труда, открытку на 8 марта). Вязал морские узлы, почему-то переименованные в макраме. Прочитал два с половиной любовных романа, чтобы узнать, что же в них такого привлекательного. Бросил все эти бесперспективные занятия и переквалифицировался в извлекателя квинтессенции...
Вот так.

Комментариев нет:

Отправить комментарий