воскресенье, 23 сентября 2012 г.

Перед казнью лабрисом


1. На обочине

Это я и – не я. За воротами моего дома другая, незнакомая мне женщина сидит на коробках, перетянутых скотчем, и ждет грузовую машину. На ней - сиреневое шелковое платье, плотно затягивающее талию до середины бедер, с прозрачной короткой накидкой, совсем не закрывающей плечи и низкое декольте. А на ногах - легкие туфли с изящными заостренными каблучками такого же цвета – цвета сиреневого тумана.
Очень удобная одежда для танцев: ты как будто бы затянут в корсет, но в то же время свободен в движении - фалды юбки мягкими волнами струятся по ногам, дотрагиваясь до коленей... Однако для поездки в грузовике  не самая удобная форма...
Когда же она вышла из ресторана? Кажется, с того времени произошло столько событий, но она до сих пор в этом же платье...
Почитать эту повесть можно в моем разделе журнала "Самиздат" 
http://samlib.ru/s/strannik_s/  или http://budclub.ru/s/strannik_s/
А здесь можно посмотреть картинки с небольшими подтекстовками. Так я представляю героев повести.



Вот-вот он появится на белом коне и увезет ее в неведомые края, подальше от этой сумасшедшей жизни.


Я уеду в неизвестном направлении, потому что – не домой, а из дома. Как будто бы не вперед по времени, а назад... Я уеду по дороге в никуда, потому что другой дороги я пока не знаю...


Недалеко от ресторана живет моя приятельница Евгения. Вот кем я восхищаюсь!



Я смотрю на девушек и не верю своим глазам: над одним облачком – не синее небо, а небо в клеточку, как будто легкая паутинка повисла над высоко поднятыми волосами, а кто-то невидимый взял в руки черный фломастер и обвел эту паутинку. И стала она тюремной решеткой.


В огромной приемной хозяйничает Света – моя секретарша. Это имя ей очень подходит, потому что Света – яркая длинноволосая блондинка с нарисованными на лице глазами.

- Стелла, давайте подтянем талию и сделаем поясок потуже... А низ можно удлинить... Если ткани не хватит – пришьем кружевную оборку. А эту модель нужно всю переделать, она совершенно не вписывается в систему налогов...
А если ей еще и ножницы в руки дать – с остервенением Эллочки-людоедки искромсает не только платье, но и того, кто его решился примерить.


Что говорят люди о деньгах, кроме общеизвестного «Деньги не пахнут»? «Только поэты и женщины умеют обращаться с деньгами так, как деньги это заслуживают». «Если вы хотите знать, что господь думает о деньгах, тогда посмотрите, кому он их дает». «За деньги нельзя купить друга, зато можно приобрести врагов поприличнее».


А, вот и зашел разговор о деньгах. Ну ладно, дам ему долларов пятьсот, или уж сразу штуку? Тогда я не знала, что деньги из Лели до Нью-Корка доходят за два месяца. Наверное, их курс лежит через какие-то планеты, может, через самый отдаленный от Солнца Плутон, или так и не познанный людьми  и потому сгоревший Фаэтон... И может быть, денежные переводы проходят в определенное время, например, в полнолуние, или в дни цветения миндаля. Но как все-таки хорошо, что деньги доходят! Значит, существует связь с иными мирами...



 Господин Б. сидел в черном кожаном кресле и смотрел на меня очень внимательными и очень серьезными глазами, а над его головой висел венчик, похожий на венок из лаврового листа на голове победителя Олимпийских игр.
Мне даже показалось, что этот венчик сродни светящемуся ободку, витаюшему над головой самого господа.



Эта девица с удивительно примитивной внешностью и совершенно незавидной фигурой, коренастой и даже немного нескладной, «мужиковатой», но со сладким и интригующим выражением лица, легко расположила к себе не только Чичикова, но и самого Господина Б.


Но больше всего мне нравилось сравнение бизнеса с кораблем, который отрывается от берега и уходит в открытое море. Оказывается, у берега больше скал, и потому на прибрежном мелководье гораздо опаснее, чем на глубине.

  Взрослые – те же дети, но им нужны другие игрушки. Их уже не устраивает миниатюрная модель бегающего по настольным рельсам поезда – им нужен поезд, рядом с которым они сами будут миниатюрными. Их не устраивает умещающийся на ладони автомобиль – он должен быть настолько увеличен в размерах, чтобы вмещать их самих.


Ольга переодевается. Она с трудом стягивает с себя свои джинсы, потому что конкретно поправилась, и натягивает леопардовое платье из гладкого шелка. Платье четко сидит на фигуре, подчеркивая ее достоинства, и превращает свою хозяйку в женщину-вамп: и агрессивную, и загадочную одновременно.


 Ее загадочный профиль с прямым носом, пухлыми губками и черной дугой изогнутых бровей будет стоять перед моими глазами до конца жизни... Потому что я позволю Нефертити погибнуть в своей квартире...  А меня за это приговорят к смертной казни...


  - В невозможные вещи верить невозможно, - сказала Алиса.
- А что такое «невозможные вещи»? – спросила ее я.
- Невозможные – это когда невозможно поверить, - Алиса замолчала и задумчиво уставилась в одну точку. Она разглядывала белый одуванчик, который поднимался из травы рядом с ее красным сандаликом.
 

.Наполненный событиями день походит на надутый воздушный шар, который, кажется, вот-вот лопнет. И вот он уже затрещал-затрезвонил, впиваясь своими звуками в каждую мою мозговую клеточку



 Откуда-то снизу, из лифтовой шахты, поднимается вверх пламя, как будто бы хочет  обнять меня, облизать со всех сторон и, подкрепившись, двинуться выше – до шестнадцатого этажа. Я не вижу огня, но слышу его мерное гудение – монотонный звук на одной ноте. И когда лифт, наполненный раскаленным воздухом, в котором я уже не могу дышать, почти доходит до первого этажа, я не выдерживаю и нажимаю кнопку «десять»...


Мыслями я уже в офисе, прокручиваю возможные предстоящие события. Колесо событий вертится все сильнее и сильнее, наверное, из-за приближающегося трамвая. И только резкий хлопок где-то сзади и оглушительное дребезжание разбитых стекол выводит меня из забытья. Мне показалось, что на нас упал стеклянный небоскреб, стекла сыпались и сыпались, и этот звон был таким оглушительным... Моя голова полетела вперед, к подлокотнику переднего сиденья, потому что я сидела на правом заднем сиденье, как и положено бизнес-леди.



Самая глубокая мудрость – народная. В любой народной сказке есть герои сегодняшней реальности. Золушка – это девушка с переферии, она приехала в столицу, чтобы сделать головокружительную карьеру. Скорее всего, она выйдет замуж за крутого бизнесмена, а может быть, и сама, без его помощи, станет бизнес-леди.

  
Маленький Мук – специалист по пластическим операциям, а может, и врачеватель душ. Гадкий утенок – самородок таланта, который раскрывается не в детстве или в юности, а гораздо позже. Как у Альберта Эйнштейна, Константина Циолковского, Томаса Эдисона...






Света напоминает мне Сказку о рыбаке и рыбке. Поймал старик золотую рыбку, и готова эта рыбка исполнить все его желания. Тут подсказывает ему старуха, что нужно попросить новое корыто, ведь старое совсем раскололось.  Потом она потребовала новую избу вместо ветхой землянки, потом – захотела быть не крестьянкой, а столбовой дворянкой, и даже –« вольною царицей». Ну, а когда решила стать «владычицей морскою», да чтобы золотая рыбка ей служила...


Иными словами, психологи считают, что жертва несет свою долю участия за то, что с нею произошло или произойдет. Ведь в сказке Красная Шапочка сама показала Волку дорогу к бабушке, а значит, и сама спровоцировала печальный исход.





Я дошла до последнего кабинета и постучала в дверь. За столом, заваленном бумагами вперемешку с пеплом от дешевых сигарет, сидел следователь Ниязов. Он был уставший и разморенный от жары, но, увидев меня, встрепенулся и даже обрадовался. В профиль он походил на гордого орла, который сидел на высокой горе и одним когтем держал добычу.



Процесс «отслеживания» длится как раз эти самые тридцать минут, и заканчивается неизменной фразой: «Свет вам, тепло и благодарность». Это, значит, мы с Людмилой заранее благодарим тех, кто придет нас проверять.


К частым допросам тоже привыкаешь...

..

. Однажды маленькая девочка заблудилась в зарослях папоротника, в высокой траве с удивительными остроконечными листьями, как будто вырезанными ножницами. И эти листья причудливо шелестели над головой, словно убаюкивали, рассказывая сладкие сказки. На одном зеленом листике сидел красивый жук в красном платье с круглыми черными горошинами.



...Догорел маленький костер, и на душе стало спокойнее, как будто огонь унес с собой накопившиеся сомнения и страхи. Вот так бы просто от них избавляться: бросил в костер свою зависть или злобу, ревность или презрение, недовольство жизнью – и ты уже чист, как младенец.

Здание построено в виде мини-городка, в котором можно не только работать, но и полноценно питаться, спать и принимать душ. И этот мини-городок представляет собой огромный лабиринт, где смогут ориентироваться только те, кто прошел специальное обучение в Академии МВД. Всем остальным уготована судьба блуждать здесь вечно и никогда не найти выхода.



Что касается времени, то оно тоже другое, потому что им правит не Кронос, и даже не самый строгий Сатурн, который, кстати, любит законы и отвечает за справедливость. В этом мини-городке правит временем сам дьявол. Он вертит своим хвостом, и временной поток преломляется и искажается. Поэтому сюда можно спуститься на «часик», а подняться через шесть месяцев, или попасть прямо отсюда, не увидев солнца, в другой мини-городок с зарешеченными окнами и еще более строгими правилами. Или вообще никогда никуда не подняться...



До меня начинает доходить смысл происходящего, потому что в этот момент прогремел особенно раскатистый удар грома, и дома вдоль улицы наклонились в одну, затем в другую сторону... Они стали раскачиваться, как картонные домики, под порывом ветра, но не падали.




Я поднималась по лестнице со сломанными ступеньками. И каждый раз, достигая последней ступеньки, оказывалась внизу. Великан-невидимка так легко, одним движением руки, переставлял лестницу. Он спокойно наблюдал за мной, не вступая в контакт. Он просто менял местами «начало» и «конец», «верх» и «низ». Это была его забава...


Я лежу на кровати в своей спальне и смотрю в зеркальный потолок. Я не могу шевельнуть ни рукой, ни ногой, потому что не чувствую своего тела. На кровати лежит манекен, похожий на меня, но его уже не выставишь на витрине, потому что этот манекен изрядно потоптал ногами Иван Грозный.
Он даже мысли не допускал бы о том, что можно «заливать за воротник» с водителем или с горничной, обниматься с ними на ночных улицах Ландона и горланить по-английски:
«Из-за острова на стрежень
На простор речной волны
Выплывают расписные
Острогрудые челны.


Я сижу в кабинете Рахматуллы в том самом сиреневом платье, в котором когда-то вышла из ресторана, и не понимаю, почему я в нем... И я не знаю, привезет ли Бахтияр с моей бывшей квартиры мою одежду...



Сергей увозил Альфиюшку, как цыган – понравившуюся кобылу. Цыгане умеют выбирать: красота – для лошадей не главное, куда важнее их практические возможности. А эти возможности у моих сотрудников очень даже неплохие, если поспевают за мной, загнанной лошадью...


Незадолго до этого произошли такие события. Мне позвонила Тамара, та самая, что приходила на мое мероприятие «Три нуля» с занаучным Геннадием:
- Стелла, Акмаля взяли...
- Как это «взяли», он что, арестован?


.. Сегодня  мне досталось роскошное платье от Пако Рабана. И оно мерцает зеленым светом, переливаясь под искусственными огнями, - платье сшито из настоящих стодолларовых купюр.
Я иду по подиуму, а зрители готовы отдать за это платье что угодно: и свою душу, и своих  партнеров по бизнесу...


Постепенно начинаю понимать причину надвинувшейся грозы. Во-первых, сегодня над моей головой – Черная луна, Лилит, символизируюшая проявление сил зла.


А в это время в моей квартире бродит призрак Бахтияра Копченого. Он вынюхивает содержимое шкафов, меряет мои вечерние платья и розовое атласное белье с гипюровой оборкой, перебирает флакончики с французским парфюмом, которыми заставлены все туалетные столики в спальнях и все полки в ванной.


О верховный Зевс! Бог неба, грома и молний, ведающий всем миром! Если ты не ослеп, если ты не оглох, и если ты еще существуешь, помоги мне!


Что это было – явь или сон, этого я не знала. Среди ночи раздался особенно настойчивый звонок моей «сотки»:
- Стелла? Срочно явиться в МВД к генералу Минотавру!



 За добротным дубовым столом сидел огромный полубык-получеловек. На его широкое туловище, которое возвышалось на гигантском, видимо, изготовленном для него на заказ, кресле, была надета бычья голова. Однако на меня смотрели совершенно «человечьи» черные глаза:
- А-а-а, Стелла, садитесь... – и Минотавр махнул рукой на стулья вдоль длинного стола-приставки.



- Вы обвиняетесь в убийстве Нефертити, - сказал мне Минотавр.

-

Я нашла «хвост» очереди за металлическими пиками высокого забора, подошла к мужичонке в надвинутой на глаза кепке и спросила у него на всякий случай:
-  А к Минотаврам-Миназаврам тоже здесь?


Из квартиры вынесли гроб, и мы подошли к нему, чтобы проститься с «книжным королем».



Рахматулла был Рыбаком. Не знаю, сколько он наловил за свою службу, но уверена, что той рыбиной, которая попалась ему на крючок сейчас, он особенно дорожил, потому что такая удача выпадает далеко не каждому рыбаку.


 Эти лучи – огромная любовь к деньгам, чтобы каждый день доставать из бездонных карманов плаща пачки, перетянутые банковской бумажной лентой или даже – резинкой, какая разница, и манипулировать ими, как колодой карт: раскладывать веером, пересчитывая, все ли на месте, тусовать, менять потертые карты на блестящие новенькие, раздавать карты нужным людям, но большую часть все же хранить у себя как реликвию...


Несмотря на то, что Саид не снимал свой плащ, он сбрасывал с себя каждый день по одному листику, представляя собой крепкий и свежий, с удивительно хрумкающим звуком – кочан капусты. Он медленно и откровенно раскрывался, не скрывая ни достоинств, ни недостатков. Он был на виду, как на сцене, где нужно успеть, не переодеваясь и не гримируясь, быстро переходить от первого действия ко второму.



 А это – одно из наших с Людмилой изобретений, как и методика «отслеживания» событий, тренинги в эпистолярных жанрах и методика «опережающих» событий. Называется оно – «техника определения вязкости территории». А сама карта получила название «Карта зеленого болота».

«Белый слон» в бизнесе – это заведомо убыточная сделка. Но далеко не каждый может ее совершить, здесь нужен талант особенный.



На следующий день мы хоронили отца. Он выполнил свое обещание – уехать к себе домой, пусть даже этот «дом» оказался таким маленьким, сколоченным по его росту из досок и обтянутым черной тканью.



Понимая, насколько опасны путешествия по земле, я вспоминаю аксиому бизнеса о безопасности на глубине. И я разрываю цепи, которыми прикованы ко мне люди, и попадаю на корабль, отплывающий в открытое море.


Почему же паруса должны быть из белых конвертов? Эта мысль не давала мне покоя...  Может быть, потому, что конверты и паруса – одним цветом? Или потому, что из малого и складывается большое?


Наступило утро. И я проснулась. Потому что люди всегда просыпаются утром. Я открыла глаза и ничего не увидела, потому что была без глаз. Я хотела встать на ноги, но их не чувствовала, потому что была без ног.


... Маленькая девочка заблудилась в зарослях папоротника, и ее долго не могли найти, потому что она упала в волчью яму.
-

И тогда я сиреневым туманом полетела над дорожкой старинного сада навстречу пули.


- Мы бежали, - продолжает рассказ Филипп, - а впереди нас - женщина... А у нее из спины... из спины...
- Ну же, что?
- ... из спины торчал кусок стекла...


- О, Стелла! Как поживаешь на новом месте? Не переживай, я скоро получу гонорар...
Кроме денег, черной машины и кожаного плаща Саид любил еще и кино.




- О-о-о, вы не знаете, что в бизнесе голубая фишка – это первоклассная сделка, которая может принести максимальные дивиденды? Бывает, что выпадает она один раз в жизни, да и то не всем, а избранным игрокам...
-
- А-а-а, не хотите сидеть в черной дыре? – злорадно захихикал кто-то с потолка.
Я подняла голову и увидела маленького чертика, который держался одной рукой за люстру и раскачивался.



«В этот вечер Зевс разбушевался не на шутку, - громким голосом руководителя произнес  Рустам. - Он сбрасывал на землю огненные стрелы, стараясь попасть в сердца самых стойких и мужественных людей.



Людмила, наверное, отслеживает какую-нибудь ситуацию и посылает партнеру, заныкавшему от нее кругленькую сумму, свет, тепло и благодарность. Или не партнеру, а усатому таможеннику.



...Самолет взлетает в самом главном тосковском аэропорту, и я смотрю в иллюминатор, пытаясь увидеть внизу миллиарды огней, один из которых горит ровным светом и не мигает, он в офисе Господина Б. Я лечу домой, но дома у меня нет.

«О-го-го, о-о,
О-го-го, о-о, е-е-ей,
О-го-го, о-о,
Все равно я тебя вспоминаю...
О-го-го, о-о, е-е, а-а,
О-го-го, о-о, о-о-о-о, а-а,
О-го-го, о-о, ее-ее,
Я тебя вспоминаю...»

т

- Вы, видимо, первый раз в горах? – спрашивает меня Пако Рабан.



Если бы я пошла к гадалке, она бы посмотрела мне на ладонь, или на карты, или – на кофейную гущу, и сказала бы: «И выпадет тебе, милая, встреча с бубновым королем. А будет он из дальнего царства-государства...»


- Я получила письмо от Белой королевы. Оно адресовано тебе, Стелла...
- Правда? А что пишет Белая королева?

-

- Маргарита, мы по дороге пролили масло, - вступила в разговор Аннушка. – Так что  Великан-невидимка сможет опять свободно переворачивать лестницу...
- Очень хорошо, - ответила Маргарита.



Я задумалась. Оказывается, Аннушка и была виновницей того, что события переворачивались с ног на голову и наоборот.


 И Господин Б. сломал ветку, на которой дозревала маленькая девочка – Малинка...



Птица уснет в своей постели, уткнувшись лицом в мягкую подушку, и будет переживать новые события из Будущего. Не важно, кто она сегодня – синица, которая лучше, чем журавль в небе, или же Феникс, воскресший из пепла, важно то, кем она будет завтра.


Золотой ключик был, но двери не было. И вот она – дверца лимузина с салоном, наполненным ароматом сладкого миндаля, не зря я часто думала о его цветении.



И я перешагиваю через порог, словно через невидимую черту, которую нарисовал волшебник. По эту сторону – ад, по ту сторону – рай. Однако в рай ведет одна дорога – через ад. Вот почему сюда доходят не все.


Есть старая поговорка о том, что если в доме есть все, то приходит смерть.


- Стелла, мы пришли для того, чтобы исполнить приговор, который огласил тебе Минотавр, - громко и отчетливо проговорил один из них. Он держал в руке огромный металлический не то топор, не то – саблю, один конец которого был вогнут, второй – выгнут.


«Гости» переглянулись и пошептались.



- Что вы подразумеваете под «другими энергетическими потоками»?
- Это – другие жизненные ситуации, другое окружение, другие цели и другие перспективы...


2 комментария:

  1. Очень необычное построение сюжета (три Черных треугольника, Белая пирамида), сложно провести грань между реальным миром и миром фантастическим.

    ОтветитьУдалить
  2. Уважаемая Оля, спасибо за комментарий, но его нужно было "привязать" к повести "Полет к Белой королеве". Там у меня действительно есть Черный треугольник, который является основанием Белой пирамиды, где и живет Белая королева. И это - один треугольник,а не три, у которого, кстати, три угла: Душмент, Бубай и Бидуми. Стелла Странник.

    ОтветитьУдалить