воскресенье, 23 сентября 2012 г.

Полет к Белой королеве


Вступление. На острове Комодо

Теплая волна Индийского океана с шумом набегает на плоский песчаный берег  и ласково дотрагивается до моих ног. Еще вчера я была пассажиркой белоснежной яхты «Мечта», а сегодня лежу на кромке этого острова, и перед глазами проплывают удивительные события моей жизни. В унисон океанской волне воспоминания то накатываются соленой слезой на глаза, слезой огорчений и разочарований, то отступают, оставляя на губах привкус розовых надежд.
 - Стелла, через несколько минут начнется твой полет к Белой королеве, - прервал мои раздумья Автор, - давай проверим силу твоего воображения, ведь в путешествии это – самый ценный груз. Какое событие из Прошлого тебе особенно дорого?
 - Конечно же, встреча с Маргаритой, - уверенно ответила я, - ведь именно от нее я узнала о том, что Белая королева существует в реальности... И даже получила письмо от Белой королевы... Но почему с ней не встретилась?

Почитать эту повесть можно в моем разделе журнала "Самиздат"
http://samlib.ru/s/strannik_s/   или http://budclub.ru/s/strannik_s/
А здесь есть картинки с небольшими подтекстовками. Так я представляю себе героев повести.


В моей сумке для сказочных путешествий лежал золотой «Паркер». Когда-то этой ручкой я подписала контракт на миллион долларов США. А где же Бабочка в зеленую крапинку – водитель лимузина, в котором я ездила на подписание контракта?


Я не знала, где живет Белая королева, и потому поверила цыганке, которая однажды мне сказала:
  - Когда пройдет шесть затмений, встретишь зеленого дракона и на нем долетишь до Белой королевы...

Над островом Комодо взлетел дракон. Я крепко держалась за его шею, не зная, как долго будет длиться полет.


- Что случилось? – спросила я .
- Ничего... - сначала не хотела говорить мама Роза, а потом ответила, - надоело... Хочу уехать...
- Куда?
- В Бубай...
- Почему именно туда?
- Там – рай...



Драматизм судьбы пробивался сквозь грим, чем бы его ни замазывали, он витал в клубах табачного дыма и ощущался горьким вкусом на краешке бокала с пивом, который неизменно стоял на столе перед каждой. Водочка -  это потом, когда подоспеет клиент, а пока – пенистое пивко.


- Стелла, можно, я у вас побуду, меня ищут по всему отелю...
- Что случилось?
- Ильфан принес кольцо с бриллиантом, хочет, чтобы я стала его женой.


А коробочка растет и растет, и вот уже это кованый сундук, наполненный драгоценностями. Машхура примеряет жемчужные бусы и серьги из белого золота, кольца с изумрудами и рубинами, янтарные подвески и желтые браслеты. А браслеты не снимаются, замки такие крепкие... И вот это уже не браслеты, а наручники...


Многие подружки, торговавшие на рынках Душмента, стайками, как перелетные птицы, потянулись в заморские края.


Однажды не выдержала – вышла к столику, за которым царствовала ее давняя знакомая, тоже из Душмента, и получила приговор: « Сама виновата, что пошла на кухню, я такие деньги снимаю с клиента за два-три дня... Хочешь заработать?»


 А колесо крутится и крутится, мелькают спицы, плотно затягивая барабан. И вот уже в нем -  красное и синее, синее и красное... И не вырваться из этого круга...


 Огромного рыжего кота никто не видел. Одни перешагивали через него, другие – пинали.


Сегодня Соня перебрала. Она с шумом распахивает дверь и не входит, а влетает под руку с клиентом, и даже с этой подстраховкой не выдерживает равновесия и стремительно приближается к мраморной колонне.


 Это главная тайна, которую хранят жители планеты «Отель «Кurkie», как, впрочем, и всей зудикистанской вселенной, некогда зародившейся на дарузинских просторах. Оказывается, молодые девушки отдают старикам-клиентам свою молодость и красоту. От каждого прикосновения седовласого клиента девушки становятся старше, а те, напротив, моложе, получая порцию чудодейственного эликсира бессмертия, которым пропитана каждая клеточка женского тела.


Действительно, добровольно расставаться с молодостью и красотой можно только, приняв определенный объем горячительного. Оно так приятно разливается по сосудам и заставляет стучать уставшее и даже замолкшее, сердце... Оно ударяет в голову, зашторивая мысли разума и возвеличивая прихоти желаний. Оно ломает ракурс хрусталика глаза, и потому седовласые мужи с одутловатыми  небритыми лицами, испещренными морщинами, словно выходят из салона с кривыми зеркалами. Пьяной женщине они кажутся розовощекими юнцами.


Мадина снова поднимает рюмку, чокается со своим будущим партнером и делает глоток, но вдруг, словно поперхнувшись, заходится в кашле...


Сегодня я уезжаю из этого отеля. Спасибо, что он приютил меня, пусть ненадолго, в затянувшемся путешествии по Черному треугольнику.


Раненая птица пытается взлететь над стоящими почти вплотную билдингами. Длинными телами, одетыми в синее гладкое стекло, они вонзились в бледное небо, изрешеченное такими же высотными зданиями по всей территории Амиратов, и особенно – над самым известным городом этой арабской страны - Бубаем.
 

- Tomorrow, - словно повторяют за важным господином сидящие за соседним столиком. Зрелая дама в черных легинсах, затягивающих ноги в тонкие стрекозиные лапки с огромными шпильками на концах и с такой же черной головой, одна сторона которой почти выбрита, а другая уложена лесенкой до плеч, ведет беседу с тощим бакистанцем (житель Бакистана) в гандуре. У них тоже митинг.


Желтые, красные и зеленые глаза огромного хищника не закрываются ни на секунду, они должны светить людям, под покровом ночи выманивая у них эти самые «мани-мани».

 Поднявшиеся высоко вверх струйки танцующих фонтанов словно замирают на миг, а потом обрушиваются водопадом на темную гладь воды. Зажигаясь разноцветными огнями, струи воды то быстро пробегают по этой глади, а то взлетают вверх, как бы пытаясь дотронуться до недоступного пика Burj Goldofa.

С этого дня нас начал преследовать хруст купюр. Зашуршит песок под сандалетами, когда выходим из билдинга, и кажется, что трутся пачки с новенькими банкнотами, перетянутые бумажными банковскими лентами. Пробежит по коридору этажа фаганский полуторагодовалый мальчик с игрушечным автоматом: трах-тах-тах, а нам кажется – чемодан с пачками банкнот упал, и они рассыпались...


Арабских жен они берегут как самое большое сокровище.


Мы едем по этому длинному туннелю, стены которого выложены мозаикой на морские сюжеты, а у нас над головой плещутся волны Персидского залива. Там, конечно же, есть подводное царство, в котором восседает на троне, выложенном из ракушек, Нептун с золотым трезубцем, а вокруг него виляют хвостами зеленоглазые русалки в жемчужных ожерельях.


 И собирает хозяин этого царства дань с каждой проезжающей по туннелю машины. «Atlantis», окруженный водой – его резиденция.


Если вы увидите в холле своего билдинга девушку в абае – в черном платье и черном платке, без макияжа, но с чистым и нежным лицом, со скромным потупленным взором, как сама невинность, скорее всего, это и есть одна из подопечных Татьяны. В этом образе все должно быть безупречным, отточенным до мелочей. Только тогда девушка сможет работать и получать за ночь в десять, а то и в пятнадцать раз больше, чем за такую же работу в Бидуми.


Чернокрылые птицы взлетают над площадкой для танцев, и их гладкие перья блестят под искусственным светом, отливая синевой. Птицы то складывают крылья, будто готовятся схватить острыми когтями добычу, то распускают их веером, наслаждаясь сладким ощущением свободы.

Потеряв равновесие, она плюхается на ковер лицом в мягкий высокий ворс, и никто не видит, как хрустальная слеза катится по ее щеке. Слеза падает на крупный розовый бутон, вытканный духарской мастерицей, и этот бутон расцветает, превращаясь в алую розу...


В развязке водевиля под музыку «Шпаги звон, как звон бокалов...» Бахтияр нападает на Шухрата, обвиняя его в измене. Происходит драка. Бахтияр, яростно размахивая шпагой и подтанцовывая в белых комнатных тапочках, поет:
- Вжик, вжик, вжик, вжик,
Уноси готовенького,
Вжик, вжик, вжик, вжик,
Кто – на новенького?
Кто – на новенького?

Когда уходит за горизонт уставшее прогревать Бубай желтое солнце, самое время отдохнуть в каком-нибудь городском парке.

Кажется, что в песочных часах, по которым живут эти люди, такое маленькое отверстие для песка... Он стекает тонкой-тонкой струйкой, и никто никуда не торопится, не хватается судорожно за телефоны... Песчинка к песчинке чистого желтого песка – золотое время для людей, которые неплохо вчера потрудились, ну, а сегодня должны, наконец, потратить заработанное.


У Майи с мужем – невысоким бакистанцем в гандуре – двухярусная квартира с четырьмя спальнями на сороковом этаже, если же считать паркинги, то почти на пятидесятом.


 Майя с легкостью может потратить в месяц пятнадцать тысяч долларов, а может, и больше...


 За минуту до кораблекрушения капитан покинул корабль, оставив с носом многочисленных кредиторов, которые стояли на берегу и махали уже не красными, а белыми платками... Надыр же, не обращая внимания на их желание провести мирные переговоры, усиленно греб веслами в сторону сказочного города, принимающего беглых. Под звон медных монет из своего потертого кармана он причалил к берегу Бубая...


Цыганский табор медленно движется в сторону заветной цели.


- Опять по песку... –  ворчит Зухра, надевая свою самую длинную и самую любимую голубую юбку, чтобы закрыть пятки.


- Завтра дальняя дорога
  Выпадает королю,
  У него деньжонок много,
  А я денежки люблю!
- Ой-люлю, ой-люлю,  - выходят в круг Рано с Зухрой в арабских танцевальных костюмах, -  а я денежки люблю...
Бахтияр поглаживает живот и еще раз повторяет, подтанцовывая:
- Ой-люлю, ой-люлю,
 И я денежки люблю...


А вот и королевская карета. На Land Cruiser несется сам Арафат. Железный конь то встает на дыбы, издавая звуки, похожие на конское ржание, то лягается задними ногами. Это развлечение такое у арабов – ездить на джипах по пескам. Называется «Сафари».


К числу удачливых, успешных женщин можно было отнести Татьяну. Она имеет и тихую семейную гавань, и отлаженный бизнес. Ну, а то, что понятие «удачливые, успешные женщины» звучит по-английски “successful women” -  сэксэсфул вимин – это уж не мы придумали, а англичане.


У всех на Родине вспыхнувшие когда-то проблемы разгорались в пожары, которые грозили спалить дотла не только нажитое имущество, но и наработанный годами авторитет, вплоть до потери... свободы... Огненное кольцо сжимало все уже и уже наш лягушатник, и потому в нем молоко взбивалось не в масло, а в вязкую зеленую тину.


«Здесь птицы не поют,
Деревья не растут,
И только мы плечом к плечу
Врастаем в землю тут...
Горит и кружится Планета,
Над нашей Родиною  - дым,
А значит, нам нужна одна победа,
  Одна на всех, мы за ценой не постоим...» - эта песня про Бубай – о тех, кто сюда приехал.


- Медуза-опа, вы кого даете на амнистию? А-а-а, вот как раз женщина, - кивает в мою сторону.


- Эту жертву я никому не отдам. Я ее порву на мелкие кусочки и буду сама наслаждаться свежей кровью... Р-р-р!
- Без адвоката? – удивляется она.
...

Александр был экстровертом и соответствовал типу людей, родившихся под созвездием Льва.

Александр второй был более спокойным и уравновешенным, немного медлительным и немногословным, где-то - замкнутым, даже застенчивым. Скорее, он был интровертом и относился к людям, рожденным под созвездием Рака.


Тигрица Медуза металась в своей клетке (читай: в кабинете), рвала зубами черновики из заготовленных юристом Александра текстов, нажимала на клавиши компьютера, просматривая досье на меня, но без оригиналов, бережно подшитых ею в той папке, они не имели никакой силы. Обессилев, тигрица рухнула в кресло.


 Я уже не чувствовала под ногами дна,  и, захлебываясь, тонула, значит, я не была ни лягушкой, ни богом.


Вечером в гости к Бахтияру пришла не я. У этого полуживотного-получеловека были красные крольчиные глаза и гусиные лапки в их уголках, на плече висел язык гончей собаки, на ногах были стоптанные копыта взмыленной лошади, а на голове - спутанные волосы русалки. Было у него и лицо – белое с синевой, как у залежавшейся на прилавке курицы, и потому оно выражало глубокую тоску умирающего лебедя.

..Один круг... Второй... Третий... Белая лошадь споткнулась, и наездник вылетел из седла. Скорее всего, эта лошадка была такой же крепкой и хорошо натренированной, как другие, и тоже была достойна победы. Но она лежала на зеленой траве, а в ее влажных опрокинутых глазах отражался кусочек синего неба...

- Какой ящик?
- Черный... - отвечает она, разглядывая там что-то.


- Что еще за барахло здесь, - пробормотал он и засунул руку под крышку.
В черном ящике лежали три (читай: да-да, именно три) миллиона долларов...


Молодая девушка Роза прогорела на своем рабочем месте. Бывает же такое: сидишь крепко в кресле, а оно вдруг вспыхивает и горит синим пламенем... А тут валюта, такая ответственность. Тогда Роза еше не знала, что денежные потоки имеют обыкновение двигаться не туда, куда ты хочешь, а туда, куда ветер дует. А он так часто меняет направление, послушайте прогноз погоды.


Я - маленькая девочка, и строю своим куклам домик из картона. Аккуратно вырезаю ножницами стены и прорезаю в них окошечки, чтобы куклы могли смотреть на мир. Застилаю пол яркими кусочками ткани и вешаю на стены картинки и безделушки. Каждая женщина мечтает о том, чтобы ее «кукольный домик» был самым красивым и уютным...


 Но вот Надира отворачивается от собеседников, и маска Снежной королевы меняется на маску королевы черных ворон, кружащих над добычей. В ее глазах мелькнули красные искры хищницы, а нос еще больше вытянулся и сгорбился, губы сжались в еле заметную ниточку. Сейчас ворона взмахнет крыльями, сделает рывок и вырвет добычу у сородичей...


С того дня, когда Надира впервые переступила порог моего дома, я постоянно чувствовала  себя разбитой и истощенной. Как будто кто-то ежедневно откачивал мою энергию, пил мои жизненные соки. Иногда мне становилось совсем плохо: к горлу подкатывался ком, кружилась голова.



Прощай, кукольный домик, ты стал таким маленьким, что мне едва хватит этих денег на вознаграждение тем, кто помог мне вырваться из этого болота, этого адова круга и ... на билет до такого далекого, как Рио-де-Жанейро для Остапа Бендера, но уже заманчиво подмигивающего мне – Бубая.


Когда я открыла глаза, первое, что увидела – закругленную, вытянутую вперед морду дракона с двумя выпуклыми зелеными глазами.


- Это вы прилетели к Белой королеве? – хором спросили они, как будто встречали обычного пассажира в аэропорту.
- Да...
- Мы вас проводим...


Склон возвышенности, откуда стекала вода, зарос гигантскими деревьями, раскинувшими кроны, под которыми можно было не только укрыться путнику от горячего солнца, но и поставить дом. Деревья тянули длинные ветки к воде, словно не могли напиться...


Будто кто-то в заросшем старинном парке прорубил небольшой проход для нечастых, но очень желанных гостей.


Когда я открыла глаза, то увидела высокий деревянный дом, отделанный резьбой, как и ворота, с красной черепичной крышей, причудливо выгнутой на углах, с высоким крыльцом, упирающимся в такие же резные деревянные двери. Я положила руку на теплый коричневый поручень, покрытый светлым лаком, и уже сделала шаг вперед, когда увидела ее...

- Я тебя ждала, Стелла, проходи, - приветливо встретила она меня.
- Вы и есть Белая королева? – спросила я.
- Меня так многие называют, – рассмеялась хозяйка, - а вообще-то я – судьба человека и сопровождаю его на жизненном пути...


Впервые в своей жизни я увидела настоящих, не тех, которые бегали у меня дома, обезьянок. Они прыгали с дерева на дерево, раскачиваясь на своем хвосте, как на качелях, грызли какие-то плоды и повизгивали от удовольствия.


 Эту самую редкую и самую значимую конфигурацию творческих аспектов назвали Венком свободы, потому что он дает большие возможности для выбора. Пять квинтилей – это великое везение и удача. Это шанс освободиться от препятствий и ограничений и наконец-то позволить себе сделать то, что ты по-настоящему хочешь, к чему стремишься...


Мы были в самой настоящей реальности, потому что ехали по дорогам незнакомой страны на машине. Я разглядывала необычные строения, декорированные резными накладками с орнаментом из цветов, листьев, животных и людей, с куполообразными крышами, загибающимися на углах, с каменной широкой оградой, выполненной в таком же стиле, и со множеством статуй.


Но больше всего добродушных, улыбающихся толстячков с круглыми животиками.Они повсюду, на каждом шагу.


- Это индуистские храмы, - подтверждают мои догадки ангелы-хранители, - есть очень древние, а есть современные семейные храмы...


 И вся эта величественная махина – это место паломничества и молитв. Согласно поверьям, людям приносит счастье обход на каждом уровне по кругу по часовой стрелке и прикосновение при этом к каждому Будде.


Мы были в пещере слона, где жили монахи буддисты в девятом-одиннадцатом веках, и в храме-усыпальнице королей. На лодке мы доплыли до острова черепах, по пути насладились незабываемым зрелищем – играми дельфинов в открытом океане. Мы посетили пещеру гигантских летучих мышей и парк обезьян, а потом получили истинное наслаждение, участвуя в сафари на слонах. Наш слон, его зовут Янти, свозил нас в окрестную деревеньку, а на прощанье подарил нарисованную им картину.


Фантастическое зрелище – наблюдать закат солнца над Хиндийским океаном. Огромный красный шар расцвечивает небо, рисуя разводы всех оттенков красного.

На острове, на острове,
На лучезарном острове,
На лучшем в мире острове
Не жизнь, а мармелад.
И вовсе не в обиде мы,
Что стран других не видели,
Ведь плохо всюду, где нас нет,
Где мы – там райский сад...


Уром я проснулась от пения птиц. Я даже сразу не поняла, что это такое, так давно я не слышала, как они тренькают, чирикают, посвистывают и заливаются трелью.



- А правда, что вы – моя судьба? – спросила я ее. – И вообще, что такое «судьба»?
- В это понятие вложен не один смысл, - ответила мне она.


  Я потянула за тяжелое чугунное кольцо на воротах, такое же, как снаружи, и подумала: «Как легко и комфортно было мне в этом доме! Если он существует в реальности, тогда у него должен быть номер...» Я подняла голову и увидела две блестящие металлические восьмерки, аккуратно прибитые по центру ворот. «Так и думала, так и думала... – стучало в голове, - номер действительно есть, но две восьмерки означают Бесконечность, или Вечность... Не зря тогда Белая королева сказала, что для Вечности и год – маленький срок...»

Так же, как и в первый день, в последний день моего визита к Белой королеве меня сопровождали бабочки. Спасибо тебе, Бабочка в зеленую крапинку, я тебя тоже не забыла... 

Комментариев нет:

Отправить комментарий