суббота, 29 декабря 2012 г.

Ба Гуа из восьми картин

Ба Гуа - графическая схема мироздания, разработанная в древнекитайском трактате «Ицзин». Состоит из восьми (ба) триграмм (гуа); из них каждая является сочетанием трех линий и символизирует сторону света, соотнесенную с различными явлениями природы, животными
Энциклопедический словарь
Я приоткрыла дверь в Зал литераторов и удивилась: в центре помещения стоял массивный стол-восьмигранник,  за которым сидели художники. «Почему они здесь? - прошелестела в голове, нарушая тишину, мысль. – Почему художники, а не писатели?»
На каждой грани стола стоял настольный мольберт-этюдник, на котором дописывалась картина. Художники с отрешенным взглядом продолжали смешивать на палитре краски и н накладывать их длинной кистью на холст. Меня они не замечали. И тогда я подошла поближе...  
Об этом невозможно не написать, поэтому читайте мои заметки о том, что я увидела на восьми картинах, составивших восемь гуа по системе Вэнь Вана.

(Все восемь произведений со ссылками, где можно их почитать, см. ниже, публикации от 29 декабря 2012 года).

 
СВЕТЛОЕ ЛИЦО ТЕМНОГО ПОРКА
(Андрей Расторгуев «Дело в шляпе»)
Направление: Север.  Сектор: Карьера. Символ: Кань (Вода).

ЗНАЧЕНИЕ СИМВОЛА

Вода – первооснова всего, главный источник жизни. Во многих религиях, в первую очередь – в христианстве - символизирует жизнь, обновление, очищение, а также гибкость и изменчивость. У кельтов Вода является символом мудрости высшего мира и божественного предвидения. У даосов – символом слабости, приспособления, текучести жизни как противопоставления неподвижности смерти. Заключает в себе женское начало Инь.

КАРТИНА

На переднем плане - человек в плаще и огромной шляпе с полями, из которой зловеще торчит наполовину общипанное перо. Герой с мечом в руках отбивается от монстра. У чудовища омерзительный вид: на широких плечах,  закрывая и без того короткую шею, посажена мощная голова с широким ртом, из которого торчат клыки, а с них капает густая пенистая слюна. У монстра четыре руки, и в каждой из них – меч. Мечи блестят под солнцем, от них бегут «зайчики»...  Кажется, еще секунда – и один из мечей снесет шляпу, и тогда я увижу лицо, которое  пока не могу разглядеть.
Это лицо от меня вполоборота, и будто еще больше отворачивается, когда я на него смотрю. И потому вместо него я вижу светлое расплывчатое пятно. Это пятно выглядит нелепо на фоне мрачного, почти черного, фона. А почему здесь нет никаких декораций?  Как будто бы художник не успел, а может, и не хотел, их изобразить?
Чем больше смотрю я на эту картину, тем сильнее возникает желание познакомиться с главным героем. Итак, «Дело в шляпе»?  Или не только в ней?

МЕСТО

В повести мирно сосуществуют темные и светлые стражники Его Королевского Величества. Да,такое может быть, если после длительной войны достигнуто перемирие, и воины обеих сторон вместе восстанавливают разрушенный мир, очищают его от негативных элементов. Главный герой Порк – темный стражник, рядовой служака, не имеющий пока ни наград, ни регалий. (Может, поэтому я не смогла разглядеть его лицо на картине?) И он один из тех, кто честно и добросовестно наводит порядок в городе, где и живет сам. Так же честно и добросовестно, как служил до этого.
 Завязкой истории, которую рассказывает нам автор, становится смерть одного из бандитов по имени Червонец.  Этот факт расследут (правда, не будучи ни следователем, ни дознавателем) темный стражник Порк. В процессе своего расследования он «нащупывает» след самой разветвленной преступной сети, руководит которым подпольный магнат Баскан эль Уга, тоже темный, попросту – Белуга.  Конечно же, наш главный герой со своей простотой и душевностью, а где-то и изворотливостью, а где-то – и вовсе везением, побеждает всех противников. Он  делает карьеру – становится наместником королевской канцелярии с правом набрать туда новую команду (понятно, что он возьмет своих помощников).  Как бонус к своей победе он получает квартиру, одну их конфискованных у бандитов, и - жену. Конечно же, ее он выбрал сам, «уж больно часто мелькала она перед ним со своими голыми ножками». Да и не важно, что до этого он смотрел на нее как на хозяйку притона и потому осуждал не только в душе.
Так что не случайно в восьмиграннике Ба Гуа повесть попала в сектор «Карьера».
На пути карьерного роста Порка встают препятствия. Этот путь не так прост, и автор это понимает. Чем крупнее препятствие, тем слаще победа, не так ли? И поэтому возникает солидная фигура королевского наместника Батиста, главного дознавателя и... сторонника светлых. Понятно, что этот Батист станет отрицательным героем и будет разоблачен в преступной связи с хорошо организованной группировкой упырей, возглавляемой Белугой. 
Возникает вопрос: какой мир защищает стражник Порк? А никакой. Его попросту нет. Вот почему на картине тоже отсутствуют декорации, лишь мрачный черный фон стоит за фигурами героев. Упоминанием о «мире» является несколько слов: «город», «околоток», «дом Белуги», «таверна» и еще парочка таких же. Пространства нет, а как я пыталась зрительно его представить! Нет ни города, с характерными для него постройками, с присущими только ему звуками и запахами, ни местности с особыми, неповторимыми пейзажами. Такими же безликими оказались и сами герои. Нет-нет, да мелькнут иногда перед глазами полы плащей, перчатки и нечто вроде камзолов и сапог. И так стремительно, и так не четко.

ВРЕМЯ

Оно не указано, поэтому я попыталась определить его самостоятельно, причем, двумя способами.
Первый. Через  обозначение  предметов, присутствующих в окружающем мире.
Второй. Через анализ языка героев.
Самым часто встречающимся словом было слово «околоток». Что это такое? Толковые словари подсказали, что так в Российской империи называли район города, представляющий собой минимальное территориальное подразделение внутри городского полицейского участка.  Однако другие названия предметов не соответствовали этому временному отрезку. Например, «десятник» и «сотник». Сотником называли командиров подразделений в русском войске с IX  до начала XVIII веков, а также – казачий чин. 
Предполагая, что если действие связано со временем Российской империи, я ожидала услышать в речи героев архаизмы. Но тоже была удивлена. Главный герой не только говорит, но и думает «канцелярским языком», сформировавшимся гораздо позже: «медленно, но верно начинаю закипать»; «что называется, сделали ноги»; «бледный, как поганка»; «сломить сопротивление»; «планировалась такая же простая акция»; «считанные секунды»; «некоторое время»; «в тесном, замкнутом пространстве»; «трудился не покладая рук».
В речи того же самого героя встречаются словечки «офигел», «законченный подлец», «бандит с большой дороги». И вот самое интересное, здесь же  – современный школьный сленг: «прикольно».
Так что мои попытки определить время действия оказались безрезультатными.

ЯЗЫК ГЕРОЕВ

Раз уж была затронута тема языка героев, продолжу ее. Если не делать акцент на отдельные слова (ну вот, мол, тетка привязалась именно к нему), а послушать высказывания героев и даже их рассуждения целиком, радости не прибавится.
·         «О, какие большие глаза. Думал, не знаю? Прекрасно помню гнев Его Величества, когда он в ярости проткнул шпагой налетчика из Буровской банды, имевшего неосторожность попасться. Хорошо, что до этого я успел из него выудить нужную информацию».
·         «Просто трудятся днем, а на ночь запирают крепостные ворота и до утра безвылазно сидят за ними, никого не впуская, чтобы мы, темные стражники, могли спокойно наводить порядок в ночном хаосе городского беспредела в тех районах, которым не посчастливилось быть обнесенными неприступной стеной».
·         «А бандит начинает рассказывать. Торопливо, взахлеб выплескивает из себя потоки слов, долго удерживаемые внутри, будто спешит поделиться тем, что давно наболело и до сих пор нещадно жгло и без того опаленное нутро бывшего солдата».
·         «Любой замок тебе подвластен (посредством воздействия на человека, само собой).
Даже слова, сказанные Порком в тот момент, когда его помощники должны были стремительно исчезнуть, составляют вот такое предложение:
·         «Почему вы все еще здесь?»
Эти и другие предложения, по сути, и составляющие повесть, очень длинные. Они состоят из нескольких сказуемых, утяжелены не только причастными и деепричастными оборотами, в том числе и страдательными удерживаемые внутри»), но и лишними пояснениями чтобы мы, темные стражники»;  «посредством воздействия на человека, само собой»).
Порк очень много говорит. Не меньше он и думает. А его речь, равно как и его мысли,  представляет собой набор слов, в котором больше ненужного, чем действительно необходимого. И этот поток речи так и льется, так и льется, как нескончаемый водопад, заливая все на своем пути. Видимо, не случайно символом этого произведения в восьмиграннике Ба Гуа стала вода. Повесть «Дело в шляпе»  переполнена не чем иным как пустыми, бессодержательными разговорами, праздной болтовней, то есть, словоблудием. 

ЧТО УСЛОЖНЯЕТ ЧТИВО?

Чтение этого произведения – дело не из легких. Мне казалось, что до конца повести трудно «доползти», потому что она большая по объему.  Ан нет, по количеству знаков она заняла предпоследнее место из прочитанных и «обозренных» мной работ, то есть, была почти самой короткой. О первой причине – очень длинных предложениях, в которых приходится «застревать», я уже сказала выше.  Второй же стала подача текста автором. Он «выбросил» его одним залпом, не разделив его на главы, не сделав хоть какие-то отбивочки между эпизодами, чтобы дойдя до них, перевести дыхание, «переварить» полученную информацию и с новыми силами двинуться дальше. А так приходится, оторвавшись от чтения, долго потом искать это место.
Повесть показалась мне самой скучной из прочитанных. Нет-нет, не плохой! Их я вообще не стала читать и тем более – включать в свой обзор. Если я выбрала это произведение, значит есть в нем нечто, что отличает его от той серой и однотипной массы опусов, переполнивших литературные порталы. Идея со шляпой очень удачная, и даже – замечательная, и завязка настраивает на стремительную кульминацию...  И сам стержень фабулы довольно крепкий и не жидкий. Главная причина скуки - язык. Вот уж поистине: «Язык мой – враг мой!»
Теперь я знала, почему художник изобразил лицо темного стражника таким светлым, размытым: не только потому, что герой защищал «светлые» интересы, очищая город от преступных элементов, но и потому, что он был личностью вовсе не выразительной.

ТРАПЕЗА С ИВАНОМ ИВАНОВИЧЕМ
(Александр Скляр «Синтетический человек»)
Направление: Северо-восток. Сектор: Знания. Символ: Гэнь (Гора).

ЗНАЧЕНИЕ СИМВОЛА

Образ мира - модель Вселенной, в центре которой находится Гора, нечто священное, близкое к небу, а значит, к богам. Закрытая облаками вершина волнует фантазию, а вулканы кажутся жуткими, внушающими глубокое благоговение местами перехода в нечеловеческий мир.
Символом божественных сил во многих странах мира стали священные горы. Особенно интересна древнекитайская картина мира: пять святых вершин обозначают четыре стороны света и центр. Самой почитаемой была горная страна Куньлунь с «девятью этажами». На изображениях мира горы с облаками символизируют сушу, на которой попеременно правили Инь и Ян.

КАРТИНА

На этой картине изображен мужчина средних лет в рубашке неопределенного цвета  и со взъерошенными, давно не чесаными волосами. В одной руке он держит стакан с мутно-красной жидкостью, а другой метится бюстом Ленина в забегающую в комнату свинью с сопливым носом. Из-за портьеры наблюдает за происходящим  Сталин. Его лицо не выражает удивления, оно спокойно и даже надменно. В проеме двери виднеются фрагменты еще десятка людей. Вот чье-то огромное ухо приложилось к стене, подслушивает, наверное. А это чья-то нога дает пинка большому и толстому «месту для сидения». А вот ботинок  без шнурков тоже летит к своей цели... Над головой  же героя витают разноцветные клубы не то дыма, не то его воображения.  

ПЕРВЫЙ ГЛОТОК ВИНА

Полагаясь на свою интуицию, я решила почитать и это произведение. Мне казалось, что передо мной - захватывающая фантастическая вещь, а значит, я получу удовольствие. И тут у меня появились вопросы к автору. Первые из них  – по поводу стилистических оборотов вроде: «служившую ему уже третий год взамен носового платка» (почему же «служившую», да еще и «взамен»?), «остаточные отпечатки инструмента в местах его приложения к телу дадут все основания считать...», «в целях экономии занимаемого им места» и пр.
Я уже зацепила эти фразы, чтобы выдернуть их из текста, но... не тут-то было. Текст не просто сопротивлялся, он мгновенно превратился в поле боя, начиненное не только фугасами, которые грозили разорваться и отбросить меня ударной волной, но и противотанковыми минами. Текст держал заранее спланированную и очень серьезную оборону: практически все эти фразы были включены в прямую речь и в рассуждения «трудящегося пропойцы» Ивана Ивановича Козюлина. Автор же, спрятавшись за его спиной, лишь посмеивался. 
А вопросы у меня оставались, их даже стало больше. Например, главный: «Почему автор завел разговор сразу о двух... И о той, и об этой...» Короче, я воспользовалась единственным вариантом – идти к самому Ивану Ивановичу и спросить его напрямую об этом. 
Главный герой сидел в своей комнате за единственным – письменным, столовым и обеденным столом. Комната же была частью коммунальной квартиры (вот почему на картине было столько людей, точнее, ощущалось их присутствие). Он что-то писал на листах слегка залежавшейся, пожелтевшей бумаги, и запивал каждый абзац написанного глотком «живительной влаги» из стакана. Резко поднял голову и произнес, будто ждал меня:
- А, Стелла? Ну, коль пришла, присаживайся...
В моей руке оказался пустой стакан, в который гостеприимный хозяин тут же налил воды. «Вода оказалась красной, мутной и с запахом пережженого сахара».
- Пей! Только сделав глоток, ты поймешь, что это за вещь...
- Вы о произведении? – догадалась я.
- Вот именно. Как можно определить, не попробовав?
- Но ведь...
- Это только на первый взгляд...
И я сделала глоток. А потом спросила:
- А всем ли понравится, что в повести чуть ли не с первых строк – сразу о двух...
Иван Иванович меня перебил, прострелив мутными глазами:
- После первой и второй – промежуток небольшой!
- Нет, вы мне сначала ответьте...
- А-а-а, ты о них... После первой и второй – промежуток небольшой...
И тут меня осенило: мой собеседник говорил о двух революциях 1917 года – февральской буржуазной и октябрьской, которая потом уже станет Великой Октябрьской социалистической. А говорил потому, что увлекся чтением энциклопедии, которая небрежно валялась на кровати. Я даже обратила внимание на то, что из нее торчали с десяток закладок из пожелтевших газет.
Из правого мутного глаза Ивана Ивановича скатилась крупная слеза и булькнула в «красную воду»:
« Я наскозь синтетический: и душой, и телом, и духом, и мыслями, и страшно подумать, и в голове – одна синтетика...»
Это был третий довод, после «трудящегося» и «пропойцы», в пользу того, чтобы я не придиралась к его речи. И тогда я решила действовать по методу Карнеги: если тебе дали лимон, сделай из него лимонад.

ВТОРОЙ ГЛОТОК ВИНА

Я сделала второй глоток и увидела перед собой человека живого и достаточно энергичного.
Он умел размышлять: «С наукой не вышло, с искусством не в ладах, так может быть хоть глупостью перед историей отличиться?»
Нередко его мысли становились почти материальными: «Тревожные мысли враждебным вихрем проносились в голове Ивана Ивановича»; «... оглядел себя и поперхнулся мыслью»; «Мысль не додумалась, перебитая лязгом стеклянной посуды»; «...подергивая головой от носящихся внутри мыслей».
Он умел концентрировать внимание на одном вопросе: «Синтетические мозги – хорошо «или плохо?»; У него созрел колючий вопрос, об который без осторожности и штаны порвать можно».
Он имел память: «Память Ивана Ивановича была поругана без сострадания...»
И он делал выводы, применяя методы синтеза и анализа. Продуктом такового мышления и стали его открытия: первое – о том, что он – синтетический человек, и второе – о том, что все пакости – от философии, ведь именно с нее «и начинаются и массовые психозы, и массовый энтузиазм. Это – дьявольский предмет».
А еще он умел слушать: «Скрипнула отворенная дверь и ухо занырнуло в безопасность».
И умел проявлять присущие человеку эмоции и чувства: «поперхнуться собственным смехом его заставил стакан, зажатый в правой руке»; «челюсть, готовую повредиться возникшим от страха биением»; «сдернул с ног разношенные туфли и заплющил глаза с обидой на весь свет»; «и мечты лезли как прусаки ночью на кухню»; «храбрость одолевали сомнения и она никак не решалась проявить себя»; «сморщенное в грусть лицо». 
 
ТРЕТИЙ ГЛОТОК ВИНА

«Загнанный во внутрь «зеленый змей» кружил ему голову сказочными воображениями». И все это – в комнате коммуналки. То, что я видела на картине свинью «с сопливым носом», в которую полетел первый попавшийся предмет – бюст Ленина, это еще куда ни шло. Это еще – цветочки по сравнению с ягодками, когда здесь появлялся сам «вождь всех стран и народов» с перевязанной от зубной боли челюстью, а то и Лаврентий... А бывало - просто учитель истории, бывший сержант заградительного отряда  Рыкин Иван Кузьмич со своими учениками – одноклассниками Ивана Ивановича.  Как, однако, обидно, что у них у всех были отглаженные пионерские галстуки, а у него одного – помятый...
Но самые «жестокие» видения – наблюдать, как руководители партии и правительства разыгрывают жребий: кто станет жертвой во имя будущего? Вот красный рубин вытягивает Свердлов, а потом – и Коба. («Коба» - один из псевдонимов члена марксистского кружка Иосифа Виссарионовича Джугашвили, и переводится он как «неукротимый»). Если – жребий, то это – игра. «Коба, тебе повезло: из всех одному досталось... Сходи к окну – там водки выпей и плюнь на жизнь, как на заразу», - говорит ему... Ну что же это я все рассказываю? Почитайте сами!
Ощущения у героя разные, но они усиливаются в геометрической прогрессии по мере возникновения новых и новых видений. На первой ступеньке просто «боязнь подозрительностью прошелестела в груди, пытаясь постичь тайну зажженной на столе керосиновой лампы (я-то никак ее зажечь не мог – спички ведь вчера кончились, да и потребности не было), и, упершись в тупик логики, успокоилась – там было темно и сыро». На ступеньке повыше – «на последнем издыхании он остановился..., его склонили дугой перегретые внутренности, заклинив дыхание».
Иван Иванович блуждал взглядом по окутавшим его событиям и рассуждал о реальности, о мистике, о предсказаниях. Он так «дорассуждался», что ощутил себя в... реальном абсурде. «Абсурд!» – закричал он. Действительно, реальность заполнялась сплошным абсурдом... 

ПОХМЕЛЬЕ

Но вот у Ивана Ивановича «ночные видения стерлись дневным светом из памяти». Да и я многие вещи стала воспринимать по-новому.
Например, если вечером возникала мысль о том, что произведение тяготеет к художественно-публицистическому жанру, то есть, это – памфлет - ироничный, полемичный, «вооруженный» гиперболизацией, то наутро я так не думала.  «Синтетический человек» - это художественная литература, с элементами сатиры, может быть, на границе с литературой художественно-публицистической только потому, что его героями стали известные политические лидеры. Но они так гармонично вплетены в канву сюжета, делая чтиво увлекательным. Взахлеб увлекательным! 
И есть в нем раскрытие идеи о том, что «в 1917 году колесо истории сделало непредсказуемый поворот в неизведанном направлении» и «история проглотила то, чего на самом деле не было, а что было – ампутировала». 
А главное – есть достаточно объемный и глубоко раскрытый образ главного героя. Вот только одно сомнение: синтетический ли это человек? Если у него есть и мысли, и чувства, то может быть, и не синтетический. А вот если с ним случилось нечто после принятия метилового спирта, то, может, и синтетический... История (ох уж эта история, всегда она на слуху) покажет.

И ЕЩЕ НА ПОСОШОК

«Синтетический человек» - легкое чтиво, несмотря на то, что произведение построено на исторических фактах. А помогло этому два обстоятельства.
 Первое. Автор не просто рассказал об этих самых «фактах», но и поставил героев «исторического прошлого» рядом со своими, современными. И здесь, совсем в другом временном пласту, они перестали быть серьезными и важными, стали выглядеть комично и даже – пародийно. Автор взял и перевез их из драматического театра в театр кукол. 
Второе. Автор написал произведение легким, с долей иронии и юмора, языком. Приведу еще несколько фраз:
* «Кухня пронаблюдала явление Варвары со скалкой»;
* «Искры брызнули из глаз Ивана и чуть было не подпалили деревянный пол, оказавшийся рядом»;
* «Пришедший в себя Иван Иванович нашел свой кошелек, вывалившийся из разорвавшихся подкладок так и не снятого пальто, и себя рядом с дорогой пропажей. Так и лежали они нос к носу, не понимая до конца, что откуда взялось»;
* «Его соперник, обхватив голову, мучительно выдавливал из нее правильную мысль»;
* «Доктора неоднократно поднимали с пола, таская на руках, и вновь роняя его интеллект без счету...»
*«Где это мы? – блуждая глазами по заставленной громоздкими домами местности, вопросил Иван, волнуясь».
* «И конвейер понес его дальше по кочкам жизни».
Повесть «Синтетический человек» в восьмиграннике Ба Гуа попала в сектор «Знания». И это соответствует авторской задумке. Ее символ – «Гора». Как бы ни была высока гора, но если у путника есть желание, он всегда доберется до вершины. А поможет преодолеть препятствия в восхождении интеллект автора, его умение обогащать знания читателей небольшими порциями. И в результате  можно увидеть известные исторические факты с другого ракурса, заглянуть в прошлое, задернутое покрывалом таинственности.

ОСКОЛКИ ПРОШЕДШЕГО ВРЕМЕНИ
(Борис Мир «Present Perfekt Continuous»)
Направление: Восток. Сектор: Семья и здоровье. Символ: Чжень (Гром).

ЗНАЧЕНИЕ СИМВОЛА

Гром – могущественная звуковая реакция небесных существ, чаще всего Бога, которому приписывается также роль повелителя молний. Грозу связывали с драконом (особенно в Китае), воспринимали как смех Неба, сверхестественную барабанную дрожь, проявление рыжеволосого небесного демона или как громыхание повозки , которую духи усопших тащат по небу. А Гром считается впечатляющим и реально осязаемым воплощением власти небесной сферы, которая, с одной стороны, угрожает человеку, а с другой – охраняет его от враждебных ему существ.

КАРТИНА

Маленькая девочка лет пяти прижимает к груди плюшевого мишку. В ее глазах застыл  страх. Что случилось? А на втором плане – двое – мужчина и женщина. Они уходят, не обращая внимания на ребенка. И уходят в разные стороны. Картина в грязно-серых тонах: солнца не видно, только рваные облака расползлись по небу. Видимо, начинается гроза , вот и молния уже блеснула.

«МУЖ И ЖЕНА – ОДНА....»

Откровенная, душещипательная и очень подробная история о том, как распадается союз мужчины и женщины, некогда питавших друг к другу нежные или страстные, или то и другое – чувства. Ведь женились они по любви, не правда ли?
Непридуманная история о мучительном разрыве железных, а потому и довольно крепких цепей, в которые оказались закованными  герои. История,  каких по всему миру – несметное количество. И в каждой из них – превращение сгустков эмоций в сгустки крови, потому что лезвие ножа задело сердце. В каждой из них – накал страстей, испепеляющих душу, за которым идет холод, отчуждение и пустота. Пустота потому, что уже выплеснуты все эмоции из емкости, в которой они хранились. Вот почему психологи развод по своей силе и негативному воздействию на человека ставят в один ряд с такими событиями, как катастрофа, смерть, неизлечимая болезнь, полный отрыв от материального мира вместе с потерей статуса... То есть, развод включен в список факторов,  которые и наполняют «сосуд кармы».
Возникает вопрос: а на какую аудиторию рассчитано это произведение? Навряд ли «сильная половина» променяет на него свои боевики, детективы и пр. Тогда остается «слабая»? Ну что ж, буду делать анализ с точки зрения читательницы. 
Первое. Повесть написана от первого лица – главного героя Феликса. Понятно, что он сказал все, что мог (и хотел) сказать. У него – преимущество, в отличие от героини – жены Леры. Даже тогда, когда  она «была уличена» в измене и пыталась оправдаться, он ее не стал слушать. И даже если она что-то и успела сказать, то автор эти слова попросту  проигнорировал, он их не включил в текст. 
Второе. Автор пытается убедить читателя в том, что измена Леры и стала причиной развода (а может быть, поводом?),  словесно: «моя экс-мадам», «тихонько похрапывала эта тварь»; «пусть тогда эта тварь орет, зовет соседей...». Или вот: «Ты разве не спешишь? – спросил он, еле сдерживаясь, чтобы не заржать ей прямо в лицо». Чтобы читатель(ница) был убежден в том, что героиня на самом деле такая, автор «вложил» не менее, а то и более «грязные» слова в уста других героев: «ох, ну и рвань же она, твоя экс-мадам» (это говорит очень серьезный пожилой начальник Феликса), «сука» - не меньше, конечно же - человек простой, сосед-выпивоха. 
Третье. Союз Феликса и Леры держится не только на дочке Маринке. Видимо, были в нем и минуты радости, даже счастья, но о них мы не узнаем, их автор (он ведь на стороне Феликса) взял и «вырезал» из Прошлого. Так что напрасно я пыталась их найти. 
Зато по пути узнала несколько семейных историй – от лирически-грустных, до оглушительно-захватывающих -  любимых тетушек, сестер и других родственников, а также сослуживцев и соседей. Попутно очень много получила и другой информации. Теперь я знаю, сколько квадратных метров площади в каждой комнате старых и новых квартир героев а также, в каких квартирах санузлы совмещенные, а в каких – раздельные. Я знаю, какой цветок растет дома у «архивистки» Томки (цикламен), чем отделан шкаф, опять же – дома - у копировщицы Дианы (темной пленкой под дерево), а заодно и какие растения (сухие) стоят у нее в вазочках.  Я знаю, какое окно и куда выходит в комнате начальника Феликса, который тоже расстался с женой (может, потому он так неуважительно и отзывался о Лере?) и сколько скомканных грязных тряпочек на столе, покрытом слоем пыли, лежит у его новой соседки.
Но я ничего не знаю если не о годах, то пусть – о минутах и даже секундах счастья двоих влюбленных – Феликса и Леры.
Четвертое. Очень много и подробно рассказывает автор об интересах, увлечениях и привязанностях Феликса. Это образованный и культурный молодой человек. Он пользуется авторитетом на работе – в СКБ, где, являясь ведущим конструктором,  фактически выполняет обязанности главного. Он много читает, часто слушает классическую музыку, ходит в театры и в кинотеатры, посещает музеи. Он занимается самообразованием и очень много чего знает. Даже дочке своей – пятилетней Маринке – он с упоением рассказывает о Теории относительности Эйнштейна, о неэвклидовой геометрии, о многомерных пространствах, о генетике и иммунологии, а также много еще о чем подобном, я перечислила далеко не все.
Об интересах жены мы почти ничего не узнаем. Разве что – совсем маленькие штрихи. Вот, например, приехал Феликс на спортивную базу, сюда и до этого приезжал один (?), и только всего раз был с Лерой. Как было чудесно тогда! А Лера даже не встала на лыжи, «ей было неинтересно».
И тогда я подумала: а поверят ли и другие женщины в то, что два таких разных человека могут сосуществовать вместе целых восемь лет? И не увидят ли они другие «тайные пружины», раскачивающие этот брак?

НА ПОРОХОВОЙ БОЧКЕ

Для начала определим тип брака, то есть, тип союза мужчины и женщины. Судя по тому, что автор упоминает о том, что и раньше были между ними «бесконечные скандалы и примирения»,  это векторный союз. Векторный, потому что идет вращение в одну сторону, нет понятия обратного хода и тем более возможности применить «метод проб и ошибок».  Психологи не хотят называть векторный союз браком, потому что брак – это нечто стабильное, закономерное, равновесное. А здесь присутствуют постоянные вихри ссор, примирений, раскаяний, приступов страсти и периоды равнодушия друг к другу. То вихрь, то штиль, а то и болото гниющее. И тем не менее, такой вид союза существует, а в некоторых семьях гораздо дольше - до смертного одра.
Обратите внимание, у Феликса и Леры даже в близких отношениях нет постоянства. Главный герой то признается, что «смертельно ненавидя ее, желал физически», то сетует на то, что между ними «крайне редкая физическая близость».
Считается, что такой тип союза дается не просто так. Чаще всего для того, чтобы через стресс, через унижение, а может, и катастрофу, лишить человека его бараньей самоуверенности, твердолобости, а бывает – и тупости. Чтобы вывести героя, который уже «вырос из штанов»,  на резкую смену обстоятельств.
Таким образом, наличие сложившихся отношений между Феликсом и Лерой не было чем-то удивительным, вызывающим и тем более - исключительным. Они представляли собой тип союза, существующий всегда в этой жизни. И образованный, эрудированный Феликс если бы захотел, смог бы сохранить его, ведь у каждого типа взаимоотношений есть свои правила. Герой же проявил слабость, он пал перед внешними обстоятельствами, поддавшись чувству «бесконечного ожидания конца».

В ПОИСКАХ ОСКОЛКОВ

Несколько слов о времени. Его много, и оно – разное. Вот, например, название произведения – «Present Perfect Continuous» - это настоящее совершенное продолженное время глаголов в английском языке и обозначает действие, начавшееся ранее какого-то момента в прошлом и продолжающееся в настоящее время.
Идем далее.
У Феликса есть Прошлое. Это все то, что стоит за его спиной, то есть, было Вчера. Но есть еще одно время – прошедшее. Это то, что прошло через него и взорвалось в его сердце. Испытывает он боль не только от взрыва, но и от осколков, которые вонзились в его тело. И от них – боль гораздо сильнее.
Поищем осколки? 
Первый.  Феликс был уверен в том, что Лера всегда умело использовала свое главное женское оружие – сексуальную привлекательность.  И даже после того, когда они договорились  развестись (именно договорились), он очень боялся поддаться ее чарам. Оставшись с ней в комнате, он был необычайно взволнован, но сдерживал свои чувства. Он мысленно концентрировал в себе силы, чтобы не показать напряжения, чтобы противостоять соблазну. Поэтому для него стало шоком то, что в раздетой Лере он увидел другую женщину: ужасно некрасивую. С блеклыми после краски волосами, с осунувшимся и постаревшим лицом, со складками на животе и обвислой грудью...
Это осколок прошедшего времени попал ему в глаз! Иначе читатель(ница) не простил бы ему такого «хулиганства»: разве может молодая женщина, имеющая пятилетнюю дочь, так выглядеть?  Пятидесятилетние красавицы с высокой грудью закидали бы автора не только помидорами. Но – нельзя, ведь это – осколок, и - в глаз. Что поделаешь...
«Исчезло это наваждение – верность памяти ее телу; она больше не была моим эталоном. Ни малейшего влечения к нему – я свободен от него!».
Второй.  Долгий и мучительный бракоразводный процесс, наконец-то, позади, и Феликс мечтает увидеться с дочкой. Он мысленно представляет себе, как побежит она к нему навстречу с криками: «Папа!», как он подхватит ее на руки...  Опять осколок, не в глаз, так в голову! И потому эта голова думает о другом: то о работе, то о шефе с Верой (это его новая жена), то о коллеге Юрке (который тоже решил расстаться со своей половинкой, надо же, здесь уже эпидемия), то о Фаине (это та, у которой он ночки коротал), а то и о соседке (та, что с грязными тряпочками). А ведь свидание с ребенком такое долгожданное и такое короткое!
Феликс понял, что его с дочкой связывало Прошлое, а не Настоящее. Если раньше он считал, что эта связь неразрывна, и потому разлука ничего не изменит, то сейчас убедился в обратном: каждый живет своей жизнью, отдельно друг от друга.  «Я был совершенно ошеломлен и подавлен своим сегодняшним открытием». Позже с Юркой он даже выпьет «за помин души одной из наших прекраснейших иллюзий».

О ЯЗЫКЕ

Повесть написана легким языком, с разумным использованием выразительных средств. Не усложнена излишней терминологией, архаизмами и неологизмами. Нет витиеватости и вычурности языка, и в то же время он прост в меру, без искусственного приближения к разговорному. Нет ругательных слов, вульгаризмов, даже интимные сцены описаны достаточно сдержанно и даже красиво. 
Чувствуется стиль автора – не новичка в литературном творчестве, с особой манерой выписывать сцены, строить диалоги и переходить от них к рассуждениям. Текст чистый. И все же отмечу несколько стилистических и орфографических погрешностей.
«Она приехала, когда мы кончали ужинать».
«По-моему, тебе придется кончать с ней» (Феликсу о Лере).
«И сразу же к себе: остаться одному, чтобы она не видела мое лицо – осталось самое страшное»;
«в среду, когда был суд, я в смысле нервов был в порядке»; 
«брюки гладануть»;
«Пожилая официантка, рассчитавшись с двумя девицами в противоположном углу, подошла к нам»;
«жуткими мыслями и ощущением непрекращающегося пожара на голове»;
«Компанию мне там составляет Федя, как всегда датый к вечеру»;
«знал, опять предложит с кем-то познакомить (вместо «познакомиться»);
«Ну, понимаете: мне с ней мешал какая-то дурацкая память об этой»;
«двум (вместо «двумя») аспирантами»;
«пока Лера не стал стаскивать ее с них»;
«и вот она стал несравненно эффектней»;
«она крепко держал меня»;
«взял тортик и свежемолотого кафе»;
«то нет (вместо «но нет») причин не помочь вам».

СЮЖЕТ. КОМПОЗИЦИЯ.

Фабула построена на событии, очень значимом в жизни героя – разводе с женой. Это – критический момент в его жизни, и герой переживает его очень тяжело. Использован прием флэш-бэк: Феликс встречается с девушкой Олей и влюбляется в нее. «Я – Феликс, сижу рядом с Олей. Я – другой, который прячется за спиной Феликса – главный я – далеко, в своих воспоминаниях». И почти все произведение и есть воспоминания Феликса о том, что было до этого.
О том, что в повести много ненужных подробностей, я уже говорила. Но есть и те, что оказывают несомненную помощь в раскрытии характера героя и  - самого конфликта.
В период разрыва с женой Феликс, поначалу охладевший к женщинам, однажды испугался: «начинаю оживать». Первой женщиной стала Фаина  - прекрасная хозяйка, достаточно обеспеченная, с ней он познакомился в мебельном магазине, где они вместе  выбирали  «стенку». Фаина будет закармливать своего возлюбленного деликатесами и исполнять все его прихоти. Но она... не любила читать книги, да и к классической музыке тоже была равнодушна. Вот как однажды Феликс слушал скрипичный концерт Мендельсона: «Звуки обмывают душу, уносят горечь и обиду, говорят мне то, что ни от кого не могу дождаться. Слезы катятся у меня из глаз – я долго не замечаю их. Ничего, вообще не замечаю». Повернулся к Фаине, а она – вяжет – не слушала музыку. Не удивительно, что Феликс отверг идею о женитьбе.
Фаина – противоположность Лере, она «все стерпит – раба».  А ее возможный брак с сослуживцем Феликса – домовитым Николаем (тип союза - патриархальный)  – является противопоставлением векторному браку Феликса и Леры. Именно патриархальный союз и является наиболее долговечным и наименее подверженным временным и психологическим кризисам. Занимались бы Николай с Фаиной садом, огородом, пчелами, курами и прочим, варили бы варенье, растили бы детей и жили бы «душа в душу».  На мой взгляд, появление Фаины рядом с Феликсом является авторской находкой.
Нужна ли очень длинная череда других женщин? Крашеная блондинка архивистка Лелька, одинокая мамочка Томка, «тяжеловесная грация мощной плоти» Диана и даже (до нее он не успел сделать всего шаг) Валя, та самая, «на которую можно сходить, как на унитаз».
Хорошо выписан внешний мир. Действие происходит в 1970 году, когда действительно в СССР была «мода» на культуру: посещение музеев, кинотеатров и театров, библиотек, прослушивание пластинок с записями не только эстрадных исполнителей, но и классических. Очень важный момент – появление телевизоров, они были далеко не у всех. Автор описывает, как Феликс ездил смотреть телевизор к родственникам.
Время минимализма, когда не были популярны «изыски» в оформлении интерьера и в одежде. Но вот появились уже в продаже «стенки». (И будут они потом стоять, одинаковые, в таких же одинаковых квартирах!) А еще – время очередей: за билетами в кино и на театральные спектакли, и даже – в столовую.
Много еды и деликатесов, даже – полуфабрикаты. И здоровое поедание всего съестного. Вот почему его не осталось в восьмидесятые годы!


ВЫВОДЫ

Дилемма.
С одной стороны, как будто бы глубоко и полно раскрыт образ главного героя. И какой он умница! Но это – на первом плане. На втором же - почти незаметные, чуть завуалированные, отрицательные черты характера и комплексы, от которых избавиться не так просто.
Первое. Герой – ревнивец! Это – несомненно. Он всегда и ко всем ревновал жену. И дома, в коммуналке, к пьяному соседу, и на базе к лыжникам (может быть, поэтому она и не встала на лыжи?).
Второе. Он не хочет брать на себя ответственность и валит вину на других. Вот как он рассуждает: мне «все сейчас можно, потому что все это – из-за тебя». 
Третье. Он – не джентльмен, который спокойно уходит, не думая о том, что оставил жене квартиру. Феликс борется за свою «жилплощадь», ищет возможности улучшить ее. Потому и говорит так много об этом, а я знаю все подробности – от площади в квадратных метрах до типа смесителя в ванной.
Четвертое. Герой – собственник. Поэтому и страдает: он теряет то, что принадлежало ему. И поэтому он и поставил перед Лерой условие после развода взять опять свою фамилию, другими словами – его фамилию вернуть ему назад.
Так что в глазах читательниц не такой уж этот Феликс и «герой». Ну, а если послушать его нелестные отзывы в адрес тех женщин, с которыми он забывался от той, главной, то тогда вообще можно уличить автора в хулигантской выходке. Или же назвать героя тем самым словом, которым он зовет жену: «тварь». Этот «герой» периодически испытывает к женщинам отвращение и продолжает встречаться с ними, и опять их унижает, пусть не всегда словами, но ведь и мысль материальна.
О Лере: «В глазах у нее – страх, отчаяние и жалкая улыбка – будто просящая милостыню. Господи, да она же совсем как тот обглодок Валька, с которой без всяких церемоний можно все...» О Вальке по поводу унитаза уже сказано. О Фаине, которая была до него девственницей: «Это как магический ритуал – все эти долгие прикосновения (к ней!), подводящие меня к возможности хоть сколько-то ускорить самую главную часть... Зато – сплю».
А ведь художник изобразил на картине, и даже – на ее переднем плане – девочку. Как повлияет на нее развод родителей, да еще такой болезненный? То, что у Маринки уже есть проблемы со здоровьем, я имею в виду хронический бронхит, это однозначно! А каким будет ее моральное здоровье?
Произведение попало в сектор «Семья и здоровье». Это не случайно, как и не случайно то, что два понятия – «семья» и «здоровье» неотделимы.
Ну, и последнее. В чем же дилемма? 
- Со многим не согласна! – кричит читатель(ница).  - Автор ущемил наши женские права! Не Феликс, а идеал мужчины! А женщины? Не потерплю этих оскорблений! Особенно за грудь обидно...
- Да спрячьте же вы свои эмоции! Вам надо поискать литературу о законах развития жанра, о способах композиционного построения произведений и о приемах в описании образов главных героев... Вот когда будете владеть этими знаниями – тогда и беритесь за чтение романов! – кричит ей женщина-критик.
И все же... У автора это получилось – показать взаимоотношения в семье настолько сложными и противоречивыми. 
 
ДУРЫНДА, ИЛИ АВАНТЮРИСТКА НА ХАЛЯВУ
(Наталья Духина «Отпуск на халяву»)
Направление: Юго-восток. Сектор: Богатство. Символ: Сюнь (Ветер).

ЗНАЧЕНИЕ СИМВОЛА

Символ Ветра является одним из важнейших у многих народов, именно поэтому он стал основой учения Фэн-Шуй (оно переводится как «учение о ветре и воде»). Воздух в активном, подвижном состоянии считается первичной стихией благодаря связи с творящим дыхание. Так что Ветер – это дыхание, дух, то есть, проявление воли богов. Это божественный посланник и сила, управляющая космическими потоками.
Ветер указывает на внешние воздействия, подталкивающие человека к принятию того или иного решения. Если же Ветер сильный, то он может сделать переворот в индивидуальности человека. Олицетворяет перемены, заботы, бедствия. Символизирует изменения, непостоянство, пустое бахвальство, тщеславие, неблагодарность, капризы.

КАРТИНА

В ярко освещенной комнате, скорее всего, это – гостиничный номер, четверо мужчин целятся друг в друга из пистолетов с глушителями. Что здесь произошло? А если произошло, то почему тогда никто из них пока не выстрелил? Какая-то заминка? Из-под огромной кровати с высокой овальной спинкой выглядывает испуганная женщина с растрепанными волосами. Видимо, она прячется здесь, за горой фруктов и бутылок, от этих незваных гостей. Но женское любопытство сильнее страха...

КТО ОНА, ГЕРОИНЯ?

Судя по картине, главной героиней произведения стала вот эта совсем невыразительная, без блеска молодости и красоты , без стройности фигуры, дама. Не походит она на «сердцеедку», из-за которой столько мужчин рисковали бы жизнью... Но коль изобразил ее здесь художник, значит, есть в ней что-то особенное. Познакомимся поближе?
Ну вот, совсем не густо: «курица», «корова», «кукома» и даже – «дурында». И еще – «тетка», «слишком убогая», «чучело-мамашка» и только потом – «Наташа». Наконец-то мы узнали ее имя!
Невеселые думки начали появляться в моей голове с чтением первых страниц этого произведения. Героиня явно с заниженной самооценкой, дама-пессимистка. И так взахлеб, без остановки, выкладывает чуть ли не всю подноготную своей семьи, со всеми очевидными  и неочевидными подробностями... Куда денешься, пришлось узнать о том, как Наташа выходила замуж и терпела неустроенность быта, пока ютилась с мужем и двумя детьми (о том, как они рождались, плакали и болели, я тоже узнала), как переезжала в кровью и потом заработанную квартиру и пр., и пр. Очень полной была информация о школьных годах детей – умницы Яночки и рассеянного, но не менее любимого, Лехи. И не только в рамках школьной программы, но и во внеклассных занятиях и увлечениях! Но больше всего я узнала о том, как героиня умело и тщательно оттирала кухню и... стирала белье. По поводу последнего я была шокирована, потому что, периодически делая то же (или не то?) самое, не знала, что эта операция может быть фантастически трудоемкой, «ломающей», в буквальном смысле, ее исполнителя.
И вкралось в мой мозг подозрение о том, что неспроста это. Если автор в гротескной форме повествует об этой стирке, может быть, именно она и станет завязкой не менее фантастической истории? А сам факт наличия этого процесса (да-да, я все еще о стирке), возможно, и является ключом к сейфу с несметными сокровищами, будь то материальные или духовные ценности? Или же стирка «отмоет» какие-то личные или семейные тайны? Или снимет «пену» с образа героини?
То, что после описаний быта произойдет нечто, было очевидным.
Раздумывала я и над тем фактом, что произведение попало в сектор «Богатство». Не иначе как появляется у меня возможность «погулять» с миллионерами? Тоже не возражаю! И я начала читать «Отпуск на халяву».
Итак, перед нами Наталья, женщина «карикатурного вида» (это не я придумала, она сама себя так назвала), которая вынесла на своем горбу (да, спина тоже сломалась и заболела) столько семейных тягот... И что же она получает в конечном итоге?
Первое. Наталья не сделала никаких успехов в карьере, более того, ее используют на работе как «трудовую лошадку», вплоть до того, что начальник  начинает готовить документы на патент ее идеи.
Второе. Муж влюблен в свою первую пассию и ждет удобного случая, чтобы покинуть семью. Дочь серьезно обижена на маму за то, что она «увильнула» от знакомства с ее молодым человеком. Не замечает ее и сын, разве что если зайдет к нему с подносиком.
И вот вроде бы случайно, узнает она через Интернет о том, что где-то готовится телепроект, и желающие могут предложить его организаторам свою идею. Наташе тут же приходит в голову мысль о том, что можно собрать на одном острове людей с небольшими проблемами со здоровьем, а процесс «ликвидации» этих проблем транслировать потом по телевидению, привлекая тем самым к себе внимание со стороны рекламодателей и конечно же - новых потенциальных клиентов.
Наталье даже в голову не приходит мысль о том, что за свою идею она может получить деньги. Героиня счастлива, имея возможность участия даже не в конкурсе, а в отборочном двухнедельном туре перед этим конкурсом, который пройдет на одном из островов Греции. Но зато – бесплатно! Вот что значит – на халяву!
Автор очень тщательно, ничего не пропустив, описывает все эти соревнования: бег на трех дистанциях, плавание и прыжки в воду, метание, гимнастические упражнения, аэробика на земле и на воде и даже поднятие штанги. Но самым удивительным и опять же фантастически тяжелым, может, даже тяжелее, чем стирка, станет восхождение на гору. Не случайно в подробностях рассказывается не об одном, а о нескольких, восхождениях. И здесь становится понятным разговор, заведенный о спорте еще в начале произведения. Видимо, там была спортивная разминка для читателя, ну, а здесь – Олимпийские игры. Автор потихоньку готовил читателя к этим играм, чтобы тот не сомневался в успехах Натальи, которая благополучно пройдет подготовительный этап и станет участницей конкурса.
В самый разгар соревнований происходят такие события: неожиданно возникают террористы и захватывают заложников. Конечно же, именно Наталья, случайно подслушав разговор двоих участников террора (а ими оказались русские), разоблачает, вместе с российскими спецслужбами, планы преступной группировки.
Что же происходит с героиней, которая вместе с «Отпуском на халяву» находится в секторе «Богатство»?
Первое. Получив призовые пятьсот долларов за успехи в спортивных состязаниях, она радуется, как ребенок, и тщательно прячет эти деньги. Как много было сделано для этого: куплены мольберт и краски, проведены «вылазки» на «натуру»!.. И все только для того, чтобы положить купюры в самое надежное место – за рамку своей картины. А когда Наталья вернулась после вражеского плена, а была она в лагере боевиков аж на Африканском континенте, судьба осчастливила ее вдвойне: она не только осталась живой, но и не потеряла своих денег. Вполне откровенно рассуждает она о последнем факте: «Это согрело мое сердце и окрасило окружающее в розовые тона».
Но почему тогда Наталья, получив от главаря боевиков десять тысяч долларов за то, что «слила им информацию», с легкостью отдает эти деньги командиру российских спецслужб, под контролем которых и проводилась эта операция?  Отдает тогда, когда деньги у нее не просят и даже не хотят брать. 
Второе.  Героиня ненавидела свою жизнь. Незадолго до отъезда в отпуск она в бессилии что-либо изменить валялась на кровати и поглощала еду, нагуливая себе жирок. Но когда такая возможность предоставилась – в корне поменять свою жизнь и стать, к тому же, богатой - она не приняла подарки судьбы. Я имею в виду миллионера, а точнее, миллиардера (это другие трое участников конкурса были миллионерами) американца Джона. Вспыхнувшие между ними чувства плавно переходили в роман, но Наталья искусственно прервала его преждевременным отъездом с греческого острова в Москву. И это несмотря на то, что дело дошло до самых близких отношений, а героине «грозило» замужество, а не легкомысленный флирт! 
Итак, почему же она сделала именно такой выбор?
Психологи отмечают пять характерных женских ошибок, которые становятся преградой к их благополучию:
* «Деньги – не главное». Многие женщины, думая так, забывают о том, что они могут иметь и то, и это, например, и деньги, и крепкую семью, и здоровых, счастливых детей.
* Идеализация взаимоотношений людей.
* «А я этого достойна?»
* Языковой барьер. Я имею в виду не иностранные языки, а неумение говорить: в одних случаях попросить деньги, в других- поторговаться, а в третьих – не отдать их другим людям.
* «Синица в руках...» То есть, боязнь риска.
Практически все эти барьеры стоят на пути к благополучию у Натальи. Приведу лишь несколько примеров.
Первый. Когда героиня не обижается на своего начальника, Сан Саныча, за то, что он украл у нее идею, она идеализирует их взаимоотношения. Совершенно спокойно принимает этот факт, потому что очень благодарна начальнику за повышение зарплаты и не собирается портить с ним отношения.
Второй. Виктор, командир группы ФСБ, которому она дала свои «кровные», в прямом смысле, деньги, тоже предмет идеализации: «Мужик моих лет, вроде, а реализовался в жизни по-настоящему, не то что я». Как же заслужить уважение такого человека? Отдам-ка ему деньги! Здесь, кстати, сработал и третий барьер: «А я достойна?»
Третий. О миллионерах. Здесь та же самая идеализация: «Хоть с миллионерами пообщаюсь, очень интересно поближе узнать, а то вряд ли в жизни представится такая возможность!». В одной этой фразе – два психологических барьера к богатству: идеализация отношений и неверие в то, что подобная возможность будет предоставлена судьбой. А как же можно получить что-то, если не будешь верить в него?
В отношениях с миллиардером Наталья на первое место ставит именно обшение. Как счастлива была она, когда рассказывала Джону, как «из девочки – студентки, спортсменки и отличницы, с блестящими перспективами, превратилась в замороченную, вечно усталую, думающую только о детях клячу». Здесь стоит третий барьер, когда Наталья считает, что должна чем-то жертвовать ради детей, не допуская возможности им прекрасно развиваться и с богатой мамочкой. «Вдруг случайно обогатиться?» О нет! Она это не представляет: «...разбогатеть отдельно взятой личности – не есть решение проблемы, надо, чтобы личность богатела вместе со всем своим окружением, со всей страной...»
 По поводу выбора между мужем и миллиардером, думаю, мои доводы понятны. Остается уяснить, почему Наталье были так дороги пятьсот долларов и совсем не дороги десять тысяч? И здесь все элементарно просто! Героиня не любит деньги, а эти пятьсот долларов для нее вовсе не деньги, а новая стиральная машинка! Вот почему таким страшным был рассказ автора о стирке! То есть, чем страшнее процедура стирки, тем дороже эти деньги, ведь между ними стоит знак равенства.  А большая сумма денег – это «ничто» для Натальи, потому что она не знает, куда их деть, у нее нет никаких планов на этот счет. Даже по поводу того, чтобы купить квартиру детям, у ней такая точка зрения: должны зарабатывать сами, так и брак будет крепче, как у меня с мужем, в  отличие от тех, кто получает квартиру в подарок от родителей, а потом разводится. 
«Бедность – это грех!» - Чарльз Филлмор потряс религиозное общество, когда сделал это заявление много лет тому назад. Оказывается, слово «грех» в прямом переводе арамейского текста Библии звучит как «упускать возможность». Не об этом ли идет речь и в «Отпуске на халяву»?
Просветитель Рэнди Гейдж в известной работе «Семь духовных законов вашего процветания» спрашивает: «Что вы позволите Богу дать вам?». Что ответит на этот вопрос Наталья?
Не случайно символом сектора «Богатство» является ветер. Он олицетворяет перемены малые и большие и очень подходит к понятию «деньги», которые, как ветер, могут появляться и исчезать неожиданно, менять свое направление, помогая одним людям и убивая других. Наталья любит ветер. С каким удовольствием во время вьюги бродила она по заснеженному городу!  А эпизод, когда она сбежала от террористов и, зная, что может быть шторм, бросилась в воду без спасательного жилета! Шторм начался, и она качалась на его волнах, потеряв силы, но не потеряв надежды на то, что ветер выбросит ее на берег.
А эпизод на маяке, когда именно благодаря (или не благодаря?) неожиданно налетевшему шквальному ветру с дождем в укромном  местечке спрятались от непогоды двое - Наталья и Джон? Единственный, правда, и такой маленький, эпизод близости героев. Но если бы и его не было, читатели закидали бы автора гнилыми помидорами. Значит, Наталья любит символ сектора «Богатство», и потому ее индивидуальность в будущем может измениться. Правда, если говорить только о символе, но не о самом богатстве. А его она совершенно не любит. «Сдаююююсь! – кричит она, - не вышло из меня бизнесвумен
Вывод.  Автор очень правильно и точно создал образ героини определенного психологического типа. Этот тип – не такая уж редкость не только среди наших современниц, но и представительниц «слабой половины» любого другого времени, начиная с первобытно-общинного строя. Этот психотип был, есть и будет в реальной жизни. Такое же право на существование имеет он и в художественном произведении.

ОСОБЕННОСТИ ЯЗЫКА

«Отпуск на халяву» - легкое чтиво для отдыха. В то же время в этом «простом» чтиве прекрасно использованы выразительные средства русского языка – эпитеты, сравнения, метафора. Заслуживает внимания и скрытая эрудиция автора. Он легко оперирует терминами, привычными в определенном кругу людей: среди инженеров, спортсменов, учителей, врачей, военных, работников спецслужб и конечно же – домохозяек.
На сей раз отойду от традиции подробно разбирать стилистику и дам автору несколько советов.
1. Многие абзацы очень большие и потому трудно воспринимаются. Неплохо было бы пробежаться по тексту и «облегчить» их. Особенно – в начале: главы 1, 3, 4.
2. Именно в этих абзацах и прячутся сложные предложения, которые напрашиваются на маленькую операцию: уменьшение.
3. Сокращенные слова «комп», «баскет» и уменьшительно-уничижительные - «училка» напротив, недовольны таким уменьшением.
4. Числительные (и они недовольны?) просят, чтобы их написали прописью.

А КАК ЖЕ С ЭВОЛЮЦИЕЙ ГЕРОИНИ?

Об этом я тоже думала. Меняется ли образ героини, что неизменно требует жанр романа?
Конечно да, но с такими психологическими комплексами навряд ли это может произойти так скоро, как хотелось бы читателю. Вот и автор показывает это небольшими штрихами: «Скромностью что-то я перестала страдать в последнее время...» 
Или: «Весь мир стал другим!» Правда, дальше идет речь о возникшем у героини чувстве апатии, безразличия к окружающему. Как во время прививки от болезни: наступает момент, когда незначительно проявляются ее симптомы, и только через определенное время прививается иммунитет. А это уже ближе к финалу: «Я снова как родилась заново! Настроение чудное, состояние прекрасное! Мир вокруг вновь стал приветливым и теплым, заиграл красками! Появился вкус к жизни...»
Кто его знает, может быть, в Москве произойдут совершенно неожиданные для нас события? А может быть, даже гораздо раньше, когда Наталья еще и не долетит до дома?
А кто видел, что она села в самолет?
 
ЗА КУЛИСАМИ ТЕАТРА НЕВИДИМОК
(Павел Виноградов «Театр невидимок»)
Направление: Юг. Сектор: Слава. Символ: Ли (Огонь).

ЗНАЧЕНИЕ СИМВОЛА

Огонь – символ жизненной энергии, плодородия, олицетворение солнца и солнечного света. Огонь сжигает, обогревает, освещает, но в то же время он может причинить боль и убить. Как мужская, активная и невещественная стихия, Огонь противопоставляется Воде и Земле и сближается с Воздухом, или Ветром, в способности символизировать духовные и божественные явления.

КАРТИНА

На небольшой лесной полянке, посреди которой стоят три могучих кедра, невысокий юноша в потертой штормовке и старых джинсах, с рюкзаком за спиной, выбросил в сторону неуклюжего и совершенно зеленого человека какой-то предмет в виде металлической звезды. Скорее всего, перед ним - противник. Он одет в спецформу под цвет коры и очень похоже, что трансформировался из полузасохшего корявого ствола, потому что похож на него не только цветом, но и формой. Мне кажется, что человек-ствол сумеет увернуться от остроконечной звезды и запустит в парнишку длинную цепочку с крюком и лезвием на конце, которой он уже замахнулся.
На заднем плане виден третий участник поединка. Он только что выбежал из-за дерева и завис в воздухе, успев сделать сальто. В руках этого человека, совсем не молодого, скажем, даже, дедушки, блестит меч.
Кто победит в этой схватке?  

ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ НА СЦЕНЕ ТЕАТРА И ЗА КУЛИСАМИ

В этот роковой день главный режиссер Театра невидимок Арнольд Варфаламеевич Тютюнин проснулся раньше обычного. Он чувствовал себя прекрасно, как будто и не было вечернего спектакля, который закончился после полуночи, а потом еще и надо было  поднимать бокал с шампанским вместе с завсегдатаевами театра, они-то и угощали актеров. «Схожу-ка я в баню, - подумал Арнольд Варфаламеевич, - а то весь в помаде поклонниц... Тем более что вечером – премьера».
Прекрасное настроение не покидало его до того самого момента, когда, намылившись в очередной раз, он, напевая под нос песенку одного из своих героев, опустил глаза вниз, чтобы посмотреть, хорошо ли намылены пальцы на ногах.  И тут Арнольд Варфаламеевич заметил две пары черных казенных ботинок. Они стояли вплотную к его мыльным ступням.
- А вы, гражданин, почему не на работе?  - спросили левые ботинки.
- Попрошу предъявить документы! - потребовали  правые ботинки. 
- Я...я... – начал Арнольд Варфаламеевич. – Я – режиссер театра Тютюнин! И я работаю по ночам!
- Что-что? - Переспросили левые ботинки и повернулись носами к стене направо, как бы спрашивая совета у кого-то выше.
Арнольд Варфаламеевич тоже посмотрел на эту стену и увидел портрет мрачноватого человека с холодным блеском глаз, точно такой же, что висел и в его кабинете. Эти глаза строго смотрели на него через старомодные запотевшие очки и как бы спрашивали: «А чем это вы, уважаемый, занимаетесь на работе ночами, когда есть подписанный мной распорядок дня?»
Этим вечером режиссер театра Тютюнин не явился на премьеру. А все из-за того, что он забыл взять в баню паспорт и справку с места работы. А еще имел неосторожность упомянуть название своего театра – Театр невидимок. Ну какое же официальное лицо может серьезно воспринять факт существования невидимых героев?
В это же время нечто подобное произошло с актером Топтыгиным, который играл роль хрупкого юноши  Фудо (Федора) - внука самого Иванэ Камбея, у которого и находился древний свиток с тайным учением ниндзя.  Актер был уличен в связи со студенткой Университета дружбы народов Миюки из Японии. Они были «пойманы с поличным» во время просмотра фильма «Тайна черных дроздов» в одном из кинотеатров. И не важно, что «время было детское», то есть, сеанс дневной. Это обстоятельство и сыграло роковую роль, потому что черные казенные ботинки спросили у Топтыгина: «А вы почему не на работе?»
Описанных выше курьезов нет в повести «Театр невидимок». Но я настолько зрительно их представила, как будто бы это случилось с героями пусть не на сцене, а за кулисами. И вот почему.
В своем синопсисе Павел Виноградов отметил, что действие в его повести происходит в 1983 году. Именно в это время, а точнее, через два дня после смерти Леонида Брежнева, то есть, с 12.11.1982 года пост Генерального Секретаря возглавил  Юрий Андропов, который очень быстро ушел с этого поста на «небеса обетованные». И самым большим его достижением стал поход за порядком и дисциплиной, когда у посетителей ресторанов, кинотеатров, как, впрочем, и у голых посетителей бань, требовали на проверку паспорта с непременным вопросом: «Почему не на работе?»
Итак, 1983 год. Время, когда появились на свет и до сих пор популярны фильмы «Одиноким предоставляется общежитие», «Зеленый фургон», «Приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона», «Мы из джаза» и другие. Когда советские читатели  жили, любили и рыдали вместе с героями книг Василия Белова, Виктора Астафьева, Валентина Распутина, были ошарашены прозой Чингиза Айтматова и Валентина Пикуля, захлебывались Стругацкими и Вайнерами, и конечно же – Сергеем Довлатовым и Александром Солженицыным. А где-то по кухням уже «бродили» «Шатуны» Юрия Мамлеева, еще в самиздатовском варианте, и зачитывались до дыр пятые экземпляры стихов Высоцкого, отпечатанные на стареньких пишущих машинках. Их даже переплетали «по блату» в типографиях.
Именно на этот временной отрезок легли «темные пятна» истории, о которых многие и не подозревали тогда, ну, а те, кто знал, не имели права говорить об этом. Разве что – под звон гитар и граненых стаканов. К таким темам относились события в Афганистане (война там шла уже два года), сбитый южно-корейский боинг, военное присутствие СССР во Вьетнаме. И конечно же – «ядерная война 1982-1983 гг», когда чудом не произошла всемирная катастрофа: еще одно движение – и была бы нажата «красная кнопка», отвечающая за запуск ракет в сторону потенциального «врага» - США.
Автор очень удачно выбрал время действия – 1983 год. Это была не только пора запретов, но и пора соблазнов, потому что чем больше запретов – тем больше соблазнов. И сквозь «железный занавес» прорастали цветки на тоненьких стебельках так же легко, как прорастают через асфальт. Нечто чуждое советскому, нечто таинственное «просачивалось» в суровую действительность через Университет дружбы народов (у автора затронута эта линия), а еще, конечно же, через Московский кинофестиваль (он состоялся как раз в 1983 году) и через советских дипломатов, которые привозили в своих бездонных чемоданах не только джинсы, но и журналы, и диски.
Что из произошедшего в 1983 году отразил в своей повести Павел Виноградов?
Да почти и ничего, если не считать, что в кабинетах чиновников висели два портрета:   Дзержинского и Генерального (без указания, кто же им был).
Никто из героев повести не ходил в кино, не читал книг, не стоял в очереди за колбасой, за «синими птицами» (это куры)  или мужскими трусами. А ведь именно в 1983 году была введена карточная система распределения продуктов, потому что в магазинах ничего не продавалось, можно было только «достать», или «отовариться», если что-то «выбросили».
В синопсисе есть сообщение о том, что «повесть имеет общий вторичный мир с неизданным романом «Деяние 12». Это не является оправданием того, что вторичный мир в повести «Театр невидимок» практически отсутствует. Он что, «переехал» в другое произведение? И что изменится от того, если мы узнаем, изданы или нет романы автора?  Каждое произведение существует самостоятельно. 

СССР – ЯПОНИЯ

Эту линию я выделила отдельно, потому что она достаточно серьезна, особенно применительно ко времени, опять же – 1983 году, когда СССР был плотно задернут от стран мира, как капиталистических, так и социалистических, «железным занавесом», то есть, информационным, политическим и пограничным барьером. 
Линия «СССР – Япония» естественным образом проходит по фабуле. Брак японца и русской женщины – явление совсем не редкое, учитывая, что часть территории  Японии с недавнего времени стала служить «красному флагу». Я имею в виду не просто факт одержания «справедливой победы» над «милитаристским государством», а единственный в истории войн случай, когда победитель «оттяпал» часть территории побежденного. Не удивительно, что об этом никто открыто не высказывал своего мнения, времена «сурового молчания», в которых был и 1983 год, накладывали свой отпечаток.
А «цветочки» пробивались... 
Итак, брак японца и русской женщины звучит правдоподобно. Правда, навряд ли сын Иванэ Камбея, родившийся на территории СССР, особенно если он чем-то был обделен, любил свою Родину. Это сейчас называют Японию «загадочной страной», а тогда долгие годы на ней стояло клеймо «милитаристского государства». Парадоксально, но государство, называемое таковым, на самом деле открыто осуждало СССР за оккупацию Афганистана, не признавало советский режим в Кабуле и высказывало протест против увеличения вооружения во Вьетнаме.
Возможно, что «нелюбовь» к Родине стирается через поколение, и внук Иванэ Камбея Фудо, он же – Федор, полюбит СССР. Ведь возникли у него подобные чувства к внучке заклятого врага своего деда, таинственной девушке-ниндзя Миюки! 
Несмотря на сложность отношений между СССР и Японией, неоднозначное их толкование, а может быть, и благодаря этому, считаю творческой находкой автора обращение к этой теме. Нет, он всего лишь «нащупал» тему, до глубокого раскрытия еще ох как далеко. И потому в повести слишком много «белых» пятен. С другой стороны, остается возможность в будущем вернуться к этому.  

КОМПОЗИЦИЯ

Рассматривая «скелет» повести, можно отметить, что он соответствует общепринятым требованиям жанра: состоит из диалогов, описаний, повествований и рассуждений. Чего-то – меньше, чего-то – больше. Жанр повести, существующий, однако, лишь в российской литературоведческой школе, можно сказать, выдержан. Действие не «утяжелено» деталями, на его поверхности нет густой, залепляющей глаза, пены. Но... 
Бросилась мне в глаза одна характерная особенность. И показалась она сначала неумением «выписывать» абзацы. А когда пригляделась – появилось и другое мнение. Так что же показалось мне необычным?
 Павел Виноградов создает абзацы, в которых могут произойти несколько событий или встретиться несколько героев. Видимо, им тесно в рамках повести, и они торопятся «сыграть» отведенную им роль. Эти небольшие эпизоды соединяются не встык, а внахлест, наезжая друг на друга. Поначалу даже возникала мысль, что я пропустила что-то, и я возвращалась назад, чтобы перечитать это место заново.
Вот, например, сидят на скамейке и разговаривают майор КГБ, он же член Артели Илья Данилович Логинов и «таинственный собеседник» (в повести идет Большая игра между двумя лагерями – Клабом и Артелью). И тут же подчиненный Логинова Саня (Александр Васин) следит за девушкой-ниндзя Сайго Миюки и даже успевает погибнуть от ее натренированной руки, а главное – силы мысли. 
В другом абзаце идут двое - Логинов и молодая японочка-ниндзя, и тут же – Лиза Лапшина из общежития, и тут же – Наталья Тверская с сыном-инвалидом. И даже если гораздо позже выяснится, что две из них – это одна и та же женщина, все равно остается спорным: должны ли они так тесниться в маленьком пространстве одного абзаца?  
Еще пример. Диалог Логинова и майора переходит в диалог Ивана Петровича и майора о том, что Логинова нужно нейтрализовать. А дальше – диалог Логинова и лесничего Вилена Александровича, который и «доносил» майору.
А вот в этом примере – самое яркое выражение моей мысли. Палыч и Фудо (Федор) едут в машине (они едут вдвоем, здесь нет других героев) и беседуют. Вопрос-ответ, вопрос-ответ, и звучит вопрос: «И как там наши молодожены?» Тремя «вопросами-ответами» ниже мы узнаем о том, что этот вопрос задала старуха Мария Николаевна по кличке Белоснежка Палычу, который и работает под ее руководством.
Метод «нахлестного» построения абзацев является особенностью творческого стиля автора. Он может кому-то нравиться, кому-то – нет. Я этот метод выделила и пусть буду старомодной, но не могу его принять. 
А вот этот момент в композиционном построении подлежит несомненной «реанимации»: отсутствие «жирной точки» после больших эпизодов. О чем я? О том, что после эпизодов нет ни номера главы, ни звездочек, ни других «опознавательных» знаков, которые бы говорили читателю: «Стоп! Рассказ об этом закончен, переведите дыхание, а потом продолжайте читать дальше, иначе ведь захлебнетесь!»

ЯЗЫК

1. Повесть читается довольно легко. Она написана доступным языком. Нет грубых ругательств, разве что мягкие, доброжелательные «обзывания», вроде «гвоздь, беременный целлюлитом»; «свинорылая мохноногая околопендра».
2. Насторожило использование слова «хребет»: «Вдоль хребта Рукавишникова скользнула холодная змейка иррационального страха».
3.Неправильный, неточный выбор слов:
- «городок живет в основном от туристов» (вместо «за счет туристов»);
- «неправильный шум» (здесь идет тавтология, прилагательное «неправильный» лишнее, так как «шум» - это «звук с неясно выраженной тональностью» или же «звуки, слившиеся в нестройное, обычно громкое, звучание», иными словами – это и есть «неправильные» звуки);
- «девушка почти отошла от раны» (думаю, комментарии излишни);
- выражения -  «дело пошло всерьез», «все умерли», «пришел конец» в другом тексте не вызывали бы сомнений. Но здесь – сцена драки, а значит, другой ритм, другой накал страстей. Экспрессия! Пусть «умирает» тот, кто давно лежит безнадежно больным, может быть, больным неизлечимой болезнью. А здесь – поединок: раз, два – и море крови! Где уж тут успевать «умирать»!
4. О крови. Ее много, но, может быть, у ниндзя так и должно быть? Именно сцены кровопролития и подчеркивают наличие у героев сенсорного восприятия окружающего мира. Правда, выражено оно не так ярко, на уровне :«вот сейчас пахнет аромат изысканных духов». Впрочем, хороших духов должно быть мало.

ОБРАЗЫ

Главные герои находятся по две стороны баррикады: на стороне Клаба, который защищает «ценности белой расы», и Артели. Понятно, что это две группировки, которые и ведут Большую игру. Правда, об Артели не так и много сказано: это – «дикая азиатчина и темное средневековье», еще  - что «враг был наследием дореволюционного режима» и «базируется на территории страны», не имея, однако, «отношения к советской власти».
По поводу нечетких, «размытых» очертаний двух противоборствующих сторон  я уже говорила автору. И опять получила объяснение, что об этом подробно рассказано в том же романе - «Деяние 12». Складывается впечатление, что повесть «Театр невидимок» задумана как продолжение романа. Но почему тогда она участвует в конкурсе как отдельное произведение?
Главные герои описаны лаконично, но емко. Это майор КГБ, член Артели Илья Логинов, генерал-майор Рукавишников, работающий на Клаб (правда, он уже в самом начале повести погибает), патриарх тайной школы ниндзя Иванэ Камбей. И уж необыкновенно выразителен образ «старухи» Марии Николаевны по кличке Белоснежка. Оказавшись без охраны, она не растерялась, когда интуитивно почувствовала засаду возле своего подъезда. Интуиция ее не обманула, и потому у героини не было выбора, как только вступить в схватку с противником. Ох, скольких же врагов уложила эта энергичная женщина из своего пистолета! Конечно же, образ «шефини» не лишен пародийности, как, впрочем, и вся повесть.
Небольшими, но точными штрихами выписаны второстепенные герои, среди них – хозяин квартиры Тихарь «олдовый чувак с вислыми усами и грязной гривой», и конечно же – хиппи, без них и не представляю начало 80-х. Причем, эти хиппи не просто прошли где-то по улице, или прогорланили песню в электричке, они гармонично вплетены в сюжет. Интересно, что хиппи, помогая герою, даже не подозревают о том, что происходит на самом деле.
В восьмиграннике Ба Гуа повесть «Театр невидимок» попала в сектор «Слава». Так оно и есть, герои ведут Большую игру не за кусок хлеба, и даже не за большие деньги. Они тщеславны, поэтому добиваются известности, лучшей репутации и большего восхваления со стороны знакомых, сослуживцев. Другими словами, они добиваются славы.
Самыми главными помощниками на пути к славе могут стать неуемная энергия и упорство в достижении цели. Если не гореть огнем, а растекаться водой в ногах противников, путь к славе будет нескончаемо долгим, а может, и бесконечным. Вот почему в этом секторе действует символ Огня. Герои на пути к славе сначала загораются сами, а затем, уже закалившись, будут сжигать на своем пути все препятствия. . 

С БРАСЛЕТОМ НА СЕРДЦЕ
(Ольга Романовская «Песочные часы»)
Направление: Юго-запад. Сектор: Брак. Символ: Кунь (Земля).

ЗНАЧЕНИЕ СИМВОЛА

Земля – символ жизни, здравого смысла, стабильности и веры. Веры в то, что незыблемо, например, традиции. Если Воздух – символ свободы, он считает, что никому ничего не должен, то Земля – стихия твердости, как в обещаниях, так и в обязанностях. Ветер может менять свое направление, а Земля – основательна, пройдут сотни лет, а она будет без изменений.
Слово «земля» является синонимом слова «мир».  У китайцев Северное полушарие Земли ассоциируется со светом, позитивом, мужским аспектом Ян, а Южное – с тьмой, женским аспектом Инь. А вместе они образуют известный китайский символ двойственности и единения мира – Инь-Ян.

КАРТИНА

Молодая женщина отталкивает невидимого нам противника. Ее растрепанные каштановые волосы выбились из-под шапочки, а пронзительный, почти безумный взгляд зеленых глаз остановился на мужчине, который стоит от нее справа. Видимо, с ним случилось непоправимое: одной рукой он зажимает рану на шее, из которой брызжет алая кровь, а другой показывает на изгиб пространства, возникший за спиной этой женщины. Скорее всего, это – открывшийся портал, в который она должна успеть попасть. На нем - другой пейзаж, совсем не та твердая заснеженная почва с небольшими холмами, на которой стоят герои и которая является фоном всей картины. В изгибе пространства – огромные сугробы снега и покрытые инеем деревья с раскидистой кроной.
Я вижу два предмета, они блестят под лучами заходящего солнца и слепят глаза: массивный перстень с камнем в виде кристала на пальце руки, которой герой зажимает рану, и подвеску с октаэдром на окровавленной груди . Видимо, это не простой человек, а маг.
Слева от женщины стоит плотный мужчина в высокой меховой шапке со вскинутым ружьем, видно, из него и прозвучал выстрел. Рядом с ним – солдаты, еще одна женщина...
Куда же убегает герояня? И почему? Она уже почти в портале, а там, на снегу – маленький мальчик, которого крепко держит за руки не то нянька, не то – служанка. Видимо, она вырвала его из рук беглянки. 

КТО ОНА, ГЕРОИНЯ?

Разве могла предположить семнадцатилетняя девушка по имени Иалей, что в один «прекрасный» день ее жизнь круто изменится? Что на ее Родину – княжество Кевар – нападут воины могущественного государства Арарг, и станет она одной из пленниц? Но ей несказанно повезло: благодаря внешним данным и конечно же – девственности - она стала не низшей рабыней – хырой, а личной рабыней – торхой – благородного дворянина виконта Сашер альг Тиадея. Она вошла в богатый дом, а точнее, замок, хозяина и стала там одной из его вещей. Никто, кроме него, не имел права распоряжаться этой вещью и даже – дотрагиваться до нее.
Конечно же, участь низших и личных рабов была диаметрально противоположной. Но объединяло их одно: наличие на руке браслета с именем хозяина, который никто не мог снять, кроме мага. Такой браслет был надет и на руку Иалей.
Вторым несказанным везением, постучавшимся в комнату без окон, где скромно существовала Иалей, конечно же, ублажив до этого своего хозяина, стала вспыхнувшая в нем любовь к своей рабыне. Эта любовь разгоралась не тем огнем, который однажды вспыхивает и так же внезапно гаснет, спалив дотла все, что встретилось на пути. Нет, это был яркий факел, который согревал пространство, освещал дорогу и обещал быть нетленным, как этот вечный мир.
Иалей не хочет подарить виконту Сашеру наследника и потому в тайне от него принимает добытые обманным путем капли. Она отказывается от этого способа получить шанс стать свободной, правда, всего лишь шанс. И все же... Но даже тогда, когда против ее воли появляется на свет ребенок, и становится очевидным, что Иалей беременна во второй раз, даже тогда она отказывается стать законной женой виконта.  
Где-то в глубине сердца она ощущает зарождающиеся чувства к другому мужчине – магу Тьёрну. Правда, пока неизвестно, любовь ли это. Может быть, это просто благодарность за то, что Тьёрн скрыл от виконта тот случай, когда уличил во лжи Иалей, только что купившую то самое снадобье у аптекаря? Может быть, она надеется, что этот человек совершит магический ритуал, снимет с ее руки браслет, то есть, поможет ей стать свободной? Может быть, Иалей просто играет роль влюбленной? А может быть, она видит в маге просто хорошего друга и советчика?
В любом случае решение стать женой Тьёрна еще не совсем сформировалось. Героиня как будто бы принимает его, но в то же время не уверена в том, что это действительно может произойти. Скорее всего, на уровне подсознания у нее уже есть информация о том, что у этого человека нет Будущего. А значит, не может быть и Будущего для них двоих.
Почему же героиня отказывается стать женой виконта Сашера? Ведь он совсем не деспот, напротив – добрый и ласковый?

ВНЕШНИЙ МИР

Героиня живет в выдуманном мире. Он имеет время и пространство, которое определил автор и которое очень сложно определить читателю.
В повести (я считаю, что это повесть, хотя с таким объемом она могла бы стать и романом) преобладают диалоги, потом идут рассудения героини и, наконец, повествования. Описаний почти нет, очень маленькие штрихи, вроде «холмистая местность с оврагами» или «матовые облегченные доспехи мужчин». Поэтому зрительно представить этот мир практически невозможно.
В княжестве Кевар Иалей прожила целых семнадцать лет. А растут ли там деревья, или хотя бы цветы? Нам предоставлена возможность увидеть лишь мелкие детали, да и то один раз: повозки, подводы, скарб. Или довольствоваться общими фразами: «Я смотрела на то, что осталось от моего города...» А что осталось от него? Этого мы не увидели. Или вот – деревня: «как же здесь многолюдно и пестро», или – улица: «посмотрю на шумную улицу». То есть, практически и нет мира, в котором живет героиня и который она любит или не любит.
То же самое можно сказать и о времени. Скорее всего, оно не подвластно тем законам, которые правят на планете Земля.
В государстве Арарг – рабовладельческий строй. На нашей планете рабовладельческие государства возникли на рубеже III-V веков до нашей эры и прекратили существовать где-то в III-м–V-м тысячелетиях нашей эры. (Восстание Спартака было в I веке до нашей эры, а значит, уже тогда рабы были недовольны своей участью). Следовательно, «могущественное», но почему тогда - рабовладельческое  - государство Арарг находилось не на Земле, а на другой планете: в этом государстве экономический прогресс не идет в ногу с прогрессом политической формации, а значительно его превосходит. И вот доказательства тому.
Первое. Огнестрельное оружие. Оно есть в «Песочных часах», правда, совсем зыбко-туманное: сначала летели «ядрышки», потом они стали «маленькими кружочками металла». Вот и представьте себе, что же это было «ядрышки» или «кружочки»? Было и ружье (оно есть даже на картине художника), из которого виконт Сашер застрелил мага Тьёрна. На нашей же планете первое бамбуковое «огненное копье» появилось в Китае в X веке, а в Европе  огнестрельным оружием начали пользоваться в XIV веке.
Второе. Вилки. Они были не только у Иалей, но и у других героев: они ели «ножом и вилкой на фарфоровой тарелке». У нас же на Земле вилка была изобретена в Италии в XV веке (опять же – не в рабовладельческом государстве), гораздо позже она стала популярна во Франции, потом – в Англии. И долгие годы в Европе считалась большой роскошью, доступной лишь монаршим особам, например, фаворитке французского короля Генриха IV. Это было модно, и есть вилкой, и – говорить о ней. Философ Монтень в XVI веке придумал это выражение: «Разговаривать как на кончике вилки», то есть, изящно, изысканно.
Третье. Дамская одежда и кружева. Каких-то сильных пристрастий к выбору одежды у героини не было. После того, когда я была совершенно уверена в том, что у нее нет любимого платья, нашла все-таки фразу «любимое теплое». Еще есть «серое платье с атласными светло-зелеными лентами», и есть неизвестного цвета: «стащил с меня полушубок и потянул за шнуровку платья».
В то же время довольно много места уделяется обсуждению размера груди. Напомню, что во времена рабовладельческого строя (опять же на Земле!) не было еще бюстгальтеров, женщины носили страфионы – пояса из мягкой кожи. Одна из их представительниц – Афродита, даже изображена во время одевания страфиона, в этом ей помогали крылатые существа. А было это в V веке до нашей эры . И только в конце X1X века бюстгальтер вытеснил корсет. У Иалей же был и бюстгальтер (пусть примитивный), и корсаж. Да, корсаж мог быть, это даже и не предмет одежды, как корсет, а часть женского платья.  
То же самое по поводу кружевного белья. А были у героини красное белье («тончайшие паутинки кружев»), «тончайшая батистовая рубашка» и пара чулок. На Земле батистовые ткани впервые появились во Фландрии в XIII веке, их начал ткать господин Батист. Чулки появились у арабов в XIII-XIV веках. То есть, никаких кружев и батистов не было не только у рабов, но и у их хозяев.
...И я поняла, почему нет этого внешнего мира. У Иалей отсутствует его сенсорное восприятие. У нее нет не только обоняния, осязания и вкуса, но даже слуха и зрения. Вот, например, что она видит: «...поднялась на палубу, смотреть на звезды. Они такие красивые» (а какие именно?); «сверху все казалось таким красивым» (а каким именно?). Вот что она чувствует своим носом: «Я поняла по характерному аромату» (какому именно?); «крем с нежным едва уловимым запахом» (каким именно?); «Я дремала в теплой воде, вдыхая божественный аромат» (а как же мы его можем тоже ощутить, если не знаем, какой он?) . А вот что она ощущает на вкус: «Разве что местный, травяной, а он такая гадость!» (почему, какой именно на вкус?). Подобные примеры можно привести и об осязании, его нет, разве что однажды появилось нечто опять же едва уловимое: «всем телом ощущая неровности дороги».
Много и других «гадостей», не раскрытых, почему же они так «гадки»: «Было мерзко, так мерзко, что я предпочла бы умереть!»; «Это омерзительно! Я порядочная девушка!»; «Мерзко и подло, виконт Тиадей...»; «ему хоть противно станет...»; «жить в омерзительном государстве»; «странно, но рабство показалось мне еще более омерзительным».
«Песочные часы» - это длинная-длинная повесть о героине, за которой нужно идти по такому же длинному и узкому коридору «с зарешеченными окнами» и ничего не видеть ни слева, ни справа. Да, читается легко, «коридор» можно и бегом пробежать, здесь события, которые непременно должны случиться с главной героиней: любовь к ней со стороны хозяина, другого высокопоставленного мужчины (пусть это будет даже маг), рождение детей от нелюбимого человека и долгожданно-нежданная встреча с любимым. И в этой длинной цепочке событий нет ни одной метафоры, которая бы «вывернула» душу!  Даже описание начала войны на своей Родине, а это, согласитесь – потрясение для героини, обошлось сереньким сравнением: «будто черная туча заволокла небо».
Что-то и мне уже тоже стало «мерзко, особенно мерзко».
Но даже имея такую особенность, повесть, конечно же, будет интересна читателю.

ЯЗЫК

Это произведение привлекло мое внимание своим заголовком. Мне очень нравится тема времени, а здесь – песочные часы, символизирующие не просто время, а «переворачивание», «перестановку», смену Жизни и Смерти. Начинала читать я дважды, и каждый раз, дойдя до одной и той же фразы, останавливалась. И когда с  третьей попытки «перепрыгнула» через это препятствие и благополучно дошла до финала, расскажу и об этом. 
«Препятствием», возникшим на моем пути, стала фраза «Я осторожно скосила глаза». Она не просто «резала» мне слух, она меня раздражала и убивала, потому что «скосила глаза» не кто-то, а главная героиня, которую я уже собиралась полюбить! А как иначе, я ведь должна ей сопереживать! И «скосила» не где-то там, в битве с монстром, а во время интимной близости с мужчиной, чтобы посмотреть, горят ли благовония. И совсем не важно, что героиня – рабыня, а герой – ее хозяин. Перед нами – романтическое свидание, во время которого предмет мужского желания не может взять и, «скосив глаза», перечеркнуть всю прелесть этой романтики. Если уж совсем сложно заменить этот глагол, то пусть хотя бы «посмотрит краешком глаза».
В тексте очень много и других недоработок со словом.
 Штампы, устоявшиеся обороты:
- «торговля у него спорилась»;
- «оглядываясь в прошлое, прихожу к выводу»;
- «производившему окончательных (вместо «окончательный») расчет»;
- «потеряем драгоценное время»;
- «пронзительные голубые глаза»;
 - «вошла в гудящий, словно пчелиный улей, класс»;
 - «истошно кричали женщины»; «мать истошно закричала»; «я истошно закричала» (героиня сидела на драконе);
- «волна панического ужаса»;
- «и обнажил клинки»;
- «пользовались неизменным успехом».
Ну почему если «время», то – «драгоценное», если «кричали», то – «истошно»,  если «ужас», то – «панический», а «успех» - «неизменный»? Почему всегда надо именно «обнажать» клинки? Глагол «спорилась» (вспоминаю, как «спорилась» работа в трудовых коллективах, принимавших участие в социалистическом соревновании) - затертый журналистский штамп. А «гудящий улей»... Их столько много, видимо, на каждого автора – по одному именно гудящему улью (есть он, конечно же, и у меня, ну как без него).
Использование страдательных причастий в настоящем времени, что делает речь сугубо книжной:
- «люди падали, косимые дождем с небес»;
- «мучения, причиняемые...»;
 - «в зарешеченную повозку».
Многочисленные деепричастные обороты:
- «Видя, что в свободное время...»;
- «Ходя по делам, я постепенно начала разнообразить...»;
- «Видя, что мать не в состоянии...»;
- «Застану ее, придя сменить белье».
Тавтология:
- «быстрым шагом направилась в указанном хозяином направлении»;.
- «Зеленоглазка, это очень важно. Этот человек виновен...»
Неправильные обороты, неточные выражения:
- «Расстелив им постель (вместо «застелив»);
- «А хозяин нависал надо мной, будто статуя древнего грозного бога».
Орфографические ошибки, описки:
- «смешенный (вместо «смешанный») брак»;
- «удерживая меня навесу (вместо «на весу»);
- «помокнула (вместо «промокнула») салфеткой губы»;
-«в радостях и горестях, которых повинен лишь ты».

О МЕСТЕ ПОВЕСТИ В ВОСЬМИГРАННИКЕ БА ГУА

«Песочные часы» не случайно попали в сектор «Брак». Именно эту тему выдерживает автор на протяжении всего произведения и совсем не плохо ее раскрывает.
« Ждете, что выйду замуж эа вас, мой норн? – спрашивает Иалей Сашера и сама же отвечает на этот вопрос. – Приду проведать сына, но женой не стану. И любовницей тоже. Я не люблю вас!»
В другом диалоге на тему замужества на вопрос Сашера: «Совсем никогда?» Иалей ответила как можно тверже: «Никогда!»
А вот ее рассуждение о замужестве: «Жена... Но как заманчиво! Только что-то внутри шепчет, что не все так радужно, что не только любовь побудила его искать меня. Нет, виконт любит, только он норн, а норны щепетильно относятся к делам чести. А я – именно это дело чести».
Так почему же Иалей отказалась стать женой Сашера?
Сашер стал для Иалей первым мужчиной, которого она познала. Но познала не на свободе, а в неволе. И тот браслет, что стал для нее символом рабства, был надет не просто на ее руку. Он окольцевал ее сердце, которое еще не умело стучать в унисон предмету своей страсти, не умело плакать от счастья и трепетать от прикосновения руки возлюбленного. Ее сердце еще не научилось любить.
Символами «окольцованности» героини стали еще два предмета бижутерии. Первый – опять же браслет, но уже золотой, в форме змейки, и с изумрудами. Его подарил героине на день рождения (конечно же, уже после появления на свет сына) виконт Сашер. Мол, ты моя любимая торха и всегда ей останешься, никуда тебя не отпущу. Второй – оловянное кольцо от мага Тьёрна. Мол, я не буду обещать тебе золотые горы, но знай, что в моем сердце есть только ты.
А символом сектора брака стала именно Земля, потому что в мире она – самая твердая и устойчивая.  Для брака же и важна именно твердость: и в обещаниях, и в обязательствах.

НА ЗЕРКАЛЬНОМ ОЗЕРЕ
(Филипп Жисе «Перевоплощение»)
Направление: Запад. Сектор: Дети. Символ: Дуй (Озеро).

ЗНАЧЕНИЕ СИМВОЛА

Вода всегда связывается с отношениями между глубоким и поверхностным, внешним и внутренним, а Озеро олицетворяет прозрачность. У символа женское начало Инь. Озеро – природный аналог зеркала – возможность самосозерцания, саморазмышления и откровения. В системе иероглифов схематическое изображение озера выражает таинственность и загадочность: солнце «ночует» в подземном озере.

КАРТИНА

На картине – удивительный пейзаж, написанный в пастельных тонах. Слева – светло-голубая гладь озера, над которой летят вверх птицы. Они словно хотят спрятаться в пушистых кудрявых облаках, облепивших бирюзовое небо. А справа  виднеются совсем не мрачные, даже чем-то притягивающие к себе, горы. Над озером склонились двое - огромный кот и маленький мальчик, и смотрятся в него как в зеркало.  Мелкая рябь пошла по их отражениям, и я вижу вместо маленького мальчика большого кота с умными и добрыми глазами, а вместо большого кота – мальчика с холодным, ничего не выражающим, взглядом. 

ПЕНА

«Неужели передо мной – очередное произведение из серии «Рассказы о животных» для детей младшего школьного возраста? Ведь на картине есть и мальчик, и кот!» – думала я. Однако эта мысль совсем скоро «выветрилась» из головы. Расскажу все по порядку.   
Первое, что бросилось в глаза – обилие густой «пены», через которую поначалу сложно было добраться до самого напитка. Однако, какой кофе сварил автор - похлеще «Капучино»!  И сколько нужно ждать, пока его пенка осядет? А может, попробовать самой «снять» ее с поверхности?  Так я и сделала. Именно поэтому здесь две части: «Пена» и «Кофе».
Я была уверена в том, что это произведение читала. Я точно знала, что будет дальше, а это могло говорить только о том, что оно написано в узких рамках шаблона.  И меня потрясло количество синтаксических и грамматических ошибок.  Вот такие пункты я решила выделить:
- Отсутствие, или почти отсутствие личных местоимений, благодаря которым можно называть героев не только по имени.   Пример (в одном абзаце):  «Дэниел крепко ухватился... Дэниел почувствовал... Дэниел подумал...». Или же: «Правда, по поводу расслабления Дэниел старался ничего не говорить отцу, так как прекрасно знал о крутом характере отца». 
- Отсутствие  (в первых главах) интересных описаний или рассуждений.  Герои были представлены, но их портреты виделись мне довольно скромными, как будто палитра красок была неполной, и потому я не верила в то, что этот художник может достичь глубины и точности изображения. Экспозицию я обнаружила выстроенной из диалогов и «списала» этот факт на минималистский стиль автора.
- Отсутствие знаков препинания после обращений, вводных слов и даже иногда после причастных и деепричастных оборотов.
- Замена одних глаголов другими, похожими по смыслу, или же неправильное их написание: «ложить ноги» вместо «класть»; «не захотел мочить шерсть»; «Энтони взулся и поднялся на ноги», «Дэниел чувствовал странное отторжение ко всему человеческому роду. Такое отторжение могло бы испытывать дикое животное»; «озирнулся в поиске камней», «опасливо озирнулся по сторонам»;  «не одеть ли брюки, рубашку, жилетку...»; «здохнуть и все!» Да и... чего же, если не «здохнуть»?
- Написание глаголов с отрицательными частицами вместе: «незнал», «невыдержала», «крови невидно».
- Подобные ошибки и в других частях речи – в существительных, прилагательных, в наречиях: «остатки (вместо «останки») перевернулись бы в могиле»; в малированную (вместо «эмалированную») миску»«выискивая, кудой можно забраться в кузов»; «но и поэтому  (вместо «по этому») поводу»; «не смотря на то, что» (в этом случае пишется «несмотря» вместе); «в отличии» (причем, неоднократно); о подоконнике, который был «тонким», скорее всего, все-таки, он был «узким» и т.д.
-  Отдельно скажу о слове «девчонки», потому  что я сама – одна из них  (оно написано через «е»). В русском языке после шипящих под ударением в суффиксах пишется «о», а без ударения – «ё».
- Несколько фраз требуют «хирургического» вмешательства. Например, в абзаце «Я ответами...» :  «обвила его руками за шею» напрашивается «обвила его шею руками»; а предложение «Отдавая предпочтению ночному передвижению Дэниел руководствовался простой мыслью» нужно заменить не только потому, что здесь элементарная опечатка. Фраза - штамп пусть останется в канцелярском «манускрипте», в художественном произведении она «режет» слух. 
- Ошибки в склонении прилагательных: (о помещении) «было небольшим, прямоугольным, выкрашенное в серый цвет».
Пена потихоньку оседала, и кофе становился виден.  Он поблескивал своей темно-коричневой поверхностью: «Ну же, всего глоточек!» И я его сделала. И поняла, что... 

КОФЕ

Это произведение вовсе не о животных, хотя и есть кот по кличке Тайги, над которым издевается жестокий (конечно, поначалу)  Дэниел.  «Перевоплощение» - повесть о мальчике, который выходит в «большую» жизнь с очень маленьким багажом знаний.  Он совершенно не подготовлен к этой жизни, и кто бы его подготовил: тиран-отец, или робкая, молчаливая мать?  И потому у этого мальчика процесс взросления протекает долго и мучительно, через «перевоплощение». Вот поэтому и попала эта повесть в восьмиграннике Ба Гуа в сектор «Дети».
Художник сидит перед мольбертом под открытым небом Шотландии и пристально вглядывается вдаль, любуясь «дикими холмами, прикрытыми небесным облачным одеялом» и «невесомым стадом белых упитанных барашков», которые «лениво двигаются по белесо-голубому небу». Он прислушивается к едва уловимым звукам: вот прошелестел слабый ветерок, а вот нарушил тишину кузнечик. Художнику не нужно торопиться - он «пишет» не боевик и не вестерн, где трудно уследить за движениями героев. И ему не нужны чересчур яркие краски – он выбрал пастельные тона и кладет их мазок за мазком на портреты героев и окружающую их действительность -  интерьер, пейзажи... 
И вот уже лица героев «обрастают» чертами характера, а мир, который держит их на своих ладонях,  - удивительными деталями. Вот каменный утес, и это вовсе не утес, а «гигантский корабль, бороздивший просторы Стерлингской долины». А это – «вотчина одиноких сердец» - Грампианские горы, а это – озеро Лох-Ломонд, где «даже птицы летают как-то по-особенному, без лишних криков, едва взмахивая крыльями».
Может быть, именно это озеро и стало символом сектора Ба Гуа, в который попало «Перевоплощение»? У символа «озеро» есть еще одно значение: место обитания чудовищ, магических женских сил. Как не вспомнить тут о нашумевшем чудовище Лох-Несс?
Этот мир «не видит» нелюдимый,  высокомерный и жестокий по отношению к людям, и тем более, к животным, Дэниел. И этим миром восхищается другой Дэниел – общительный и отзывчивый, а еще, если нужно, и храбрый.
Мастерски описал автор процесс перерождения главного героя в теле животного. Очень подробные описания состояния кота: «Затрепетало его тело, отозвалось пьянящей дрожью на скорое избавление от боли, страданий и зла, присущего этому миру. Сознание затуманилось, затем туман рассеялся и вместо него пришла тьма». «Быть человеком внутри животного – невыносимая мука, как будто в землю живьем закопали. Можешь сколько угодно кричать и звать на помощь, никто тебя не услышит и не спасет».
Четкое описание проявления человеком в «шкуре животного» эмоций: беспокойства, боли, боязни, гнева, грусти, досады, замешательства (я продолжаю этот длинный список, имея определенную цель), изумления, надежды, напряженности, неуверенности, огорчения, одиночества, печали, радости, отчаяния, скуки, счастья, сожаления, тоски, тревоги, увлеченности, удивления, удовлетворения, удовольствия, унижения, фрустрации, эйфории, энтузиазма. Это, в принципе, почти полный список эмоций человека. И все они описаны автором! Емко, образно!  То есть, как и человек, кот проявляет эти эмоции. Он, например, впадает в состояние фрустрации, и, не зная, что нужно сделать, продолжает стоять на своем и карабкается, карабкается...  Кот вместе с этими эмоциями переживает метанойю (от греч. «изменение ума», или «переосмысление»): он сожалеет о случившемся и раскаивается.
Процесс катарсиса у Дэниела проходит в другом теле – теле неразумного существа. Только здесь он освобождается от «скверны», испытав не только гамму эмоций, но и  - чувств, человеческих чувст:  восхищение, любовь, влечение, и даже – чувство вины, и даже - раскаяние.
В произведении наряду с диалогами появляются колоритные описания (это Дэниел так начал видеть), рассуждения о несправедливости жестокого мира (это тоже главный герой задумался об этом), о том, что невероятные страдания порой оборачиваются невероятным счастьем, главное – не замыкаться на страданиях. И четко высвечиваются две идеи произведения: «За жизнь нужно бороться! Сдаваться нельзя!» и «За все содеянное нам же и отвечать», то есть непреложный Закон кармы.
Удачно использует автор выразительные средства руссского языка: метафору, эпитеты, сравнения: «солнечные лучи нежно, словно губы любимой слились с губами возлюбленного, коснулись края горизонта, окрасив его в красное золото», «луч надежды яркой бабочкой влетел в его сознание», «соленый дождь из слез», «песчинки пыли, будто стая потревоженных ворон взмыла в воздух, зависли на секунду и, танцуя, устремились к полу», (о двери) - «словно холм над путником, возвышалась она над котом, поблескивая одним глазом-глазком» .
Но доминируют, все же, олицетворения. Их очень много в описаниях природы, и это еще глубже раскрывает любовь к родному краю, к Шотландии: «по серой неприветливой дороге побежали ручьи», «иногда поверхность озера вздрагивала и сжималась, словно от боли, шла рябью, когда лодки и прогулочные кораблики разрезали ее своими острыми носами», «ветер засвистел, застонал».  Их очень много в описаниях душевного состояния героя: «кошачий визг метался из комнаты в комнату, бился о стеклянные плафоны на люстрах, падал на пол и с новыми силами устремлялся к потолку»; (о жизни) – «сначала робко, девицей на выданье, она заглянула в его сознание, требуя к себе внимания... она ворвалась в сознание Дэниеля, поселилась в нем и начала наводить там порядки»; «эти поступки были невероятным проявлением храбрости, особенно для парня, чье сознание оказалось заключено, словно отражение в зеркало, в тело домашнего кота».
Еще раз прочитаем последнюю фразу: «...чье сознание оказалось заключено, словно отражение в зеркало, в тело домашнего кота».
 Автор тоже говорил о зеркале. Так что не случайно, что символом этого произведения  стало озеро - природный аналог зеркала.
 ...А художник сидит перед мольбертом и продолжает накладывать пастельные краски на холст. Он не торопится закончить перевоплощение героя, потому что он - тонкий психолог.

В ХРУСТАЛЬНОЙ КЛЕТКЕ ИЛЛЮЗИЙ
Эвелина Баштан «Хрустальный сад»
Направление: Северо-запад. Сектор: Учителя и путешествия. Символ: Цянь (Небо).

ЗНАЧЕНИЕ СИМВОЛА

«Небо» означает «возвышенное, духовное, божественное». Небеса – это образ рая, непреходящего и неизменного, истинного, превосходящего все мыслимые оппозиции абсолюта. Мужское начало. 
У сектора «Учителя и путешествия» есть еще один символ - «Жемчужина нефрита». Это  один из священных символов Древнего Китая и других восточных госуларств. Нефрит как камень означает космическую силу, энергию, власть. В даосизме относится к мужскому началу – Ян и дает вечную жизнь, а потому используется для получения эликсира бессмертия. Принято считать, что если камень мутнеет, а потом темнеет, значит, он уличает хозяина в содеянных грехах. В то же время символ «жемчужина» по мнению даосов – это застывшее женское начало Инь, эликсир молодости и процветания.

КАРТИНА

От полотна исходит холод, как будто бы в него «заточен» холодильник. А я подошла и открыла дверцу. 
Усыпанные снегом дорожки уходят вдаль, упираясь в горизонт. Что необычного в этом? Да то, что снег – искусственный! Он блестит, переливается как радуга и слепит глаза. Аллеи с ровными рядами деревьев, похожих друг на друга, как будто бы они – всего лишь зеркальное отражение одного и того же дерева. Пересекаясь, аллеи превращаются в ледяную клетку, из которой смотрит на нас лицо героя.
Его взгляд обжигает холодом и заставляет поежиться: он пронзительно-пронизывающий. Но в уголках губ застыла легкая улыбка. И чем больше на нее смотришь, тем мягче и добрее эта улыбка становится. В руках героя – широкий меч с резной рукояткой, видимо, не простой это меч, а ценная реликвия. А с его лезвия падают на снег капельки крови. На ослепительно белом фоне алый цвет тоже кажется неестественным, надуманным.
Всего три красных пятнышка на всей картине...

ВНЕШНИЙ МИР

Главным достоинством этого произведения, на мой взгляд, стало создание автором окружающего мира. Этот мир можно представить, а значит – увидеть, его можно услышать, уловить его запахи, его можно почувствовать на вкус, а иногда даже – вздрогнуть от его прикосновения. И создан он не с помощью длинных и нудных описаний, а благодаря небольшим штрихам, «мазкам» кистью, создающим задуманную художником атмосферу. Вот удивительная Прага со старинными узкими извилистыми улицами в желтом свете фонарей, с черными шпилями готических соборов... Эти «картинки» не просто изображают то, что доступно зрению, но и нашему обонянию: они пропитаны запахом тушеного мяса и сладкой капусты.
 А это –тишина. Она медленно наполняет пространство, и вот уже нет громких звуков, только слышно, как скрипят половицы, а в камине потрескивает огонь. И только иногда нарушают  «тишину шелест льняного платья горничной или шорох летучих мышей».
Еще раз перечитайте последнюю фразу, составленную из слов с шипящими: тш, ше, ч, шо, ше... Это и есть тишина.
Главный герой - Вальтер - видит, как в свете фонарей роятся мотыльки, слышит, как падает снег в старом яблоневом саду и чувствует не только бьющий в нос запах цветущих каштанов, но и более тонкие запахи женского тела: в одном случае запах орхидей, в другом – кофе и ванили. Он уже почти пробует на вкус вино, которое когда-то будет сделано из винограда, попавшего под первые заморозки: «оно будет сладким, словно смертный грех». И он ощущает тепло,  влагу или сухость кожи человека, находящегося рядом, даже не прикасаясь к нему.
Одни ощущения так стремительно возникают и исчезают, другие же, однажды появившись, сопровождают героя на протяжении всего произведения. Например, ощущение зябкого, мерзкого холода, с запахами гнили, сырости и старых вещей. Его вотчина - средневековый замок Наставника, здесь оно появилось много веков назад и «царствует» до сих пор. Это ощущение невозможно уничтожить, оно «питается» непогодой, а иногда – и  гнетущими мыслями Вальтера, и преследует его даже за пределами замка, и даже далеко за пределами - в других странах.
Или же - ощущение (именно ощущение, а не описание) «хрустального сада», который и стал главной метафорой произведения. «Я шел по усыпанной хрустальным снегом дорожке меж безжизненных стеклянных деревьев. В этом мире не было тепла, света, звуков – не было ничего, время словно остановилось...»
Хрусталь – особый вид стекла, его получают благодаря добавке окиси свинца или бария. Это – проза жизни. А поэзия – это то, что происходит в дальнейшем: стекло приобретает  те самые качества, которые ювелиры называют «огнем», «игрой света». Так что огранка хрусталя подобна огранке драгоценных камней.
Кроме искусственного хрусталя есть и природный – горный хрусталь. Этот минерал является прозрачной разновидностью кварца и у многих народов мира наделен образными сравнениями. Например, японцы горный хрусталь считают замерзшим дыханием дракона.
Есть еще один хрусталь – горный хрусталь, выращенный искусственно.
Из какого же хрусталя сделана клетка иллюзий героя?

ГЛАВНЫЙ ГЕРОЙ

Он постоянно занимается самообразованием, с жадностью впитывая в себя новые знания. Изучение философии, иностранных языков, истории, физики, химии, а позже – экономики и политологии (в тексте – «политики», но правильно - политологии, то есть, науки о политике) формирует интеллектуальную личность, которая даже в средневековом замке живет в ногу с прогрессом. А обучаясь боевым искусствам, совершенствует наравне с разумом и тело.
Но все же самое глубокое и полное раскрытие образа героя происходит через сенсорное восприятие Вальтером окружающего мира. По-другому и не может быть, потому что этот мир – его иллюзия. Он выдумал его, представил в своем воображении, а за умение молниеносно менять вокруг себя этот мир получил статус Повелителя иллюзий. Вальтер «растворяется» в этом мире, становится частью его. «Вот где я оставил свое сердце – на этих мощеных брусчаткой улицах», - рассуждает он, влюбленный в Прагу.  С таким же восхищением он вдыхает запахи других стран Европы. Но с особым чувством говорит о России. Энергия, которая переполняет здесь Вальтера, не может сравниться с той, которую он получал до этого. Такой прилив сил доселе был ему не известен.
Автор вырывает героя из мира, в котором он так благополучно существует, и мы видим удивительное: перед нами совсем другой человек. Когда его сердце сковало холодом, он стал «чистым разумом, ощущая себя вне пространства и времени». У него как будто бы исчезло тело, и он перестал ощущать не только холод, но и боль. И только темнота переполняла его сознание...  Этот пример – еще одна иллюстрация сказанного выше: главный герой стремится жить в гармонии с окружающим его миром не только потому, что он хочет постичь его, научиться у него как у главного своего учителя, но и потому, что этот мир он создал сам в своих иллюзиях. 
                                                                                                                        
НЕОЖИДАННЫЕ ПОВОРОТЫ В СЮЖЕТЕ И НЕ МЕНЕЕ НЕОЖИДАННЫЕ ВЫСКАЗЫВАНИЯ

Вальтер объездил много стран и, казалось бы, можно не удивляться тому, что он очутился в деревянном домике в Австралии. Но описание этой грязной, засиженной мухами обстановки  было в корне отличным от предыдущих, поэтому для меня оно стало неожиданным поворотом в сюжете. Видимо, здесь не столь важно место нахождения героя, как его способность стремительно менять дислокацию. Появление не просто вдали от Европы, а вообще на другом полушарии Земного шара всего лишь подчеркивает страсть к путешествиям. А вот появление не в цивилизованном городе, а в какой-то жалкой лачуге, дополняет широкий спектр характера, говорит об отсутствии у Вальтера сильной привязанности к богатству и к высшему свету.
Такой же неожиданностью стала поездка героя в Россию, и тоже в глухомань, к язычникам.   
Интересно рассуждение о магии. О том, что «человек уничтожил тех, кто отличался от них, обладал хоть каким-то интеллектом и имел хоть какие-то особенности, дающие, пусть и теоретическое, превосходство».
Выразительно рассуждение Наставника о Перепутье, где нет сторон и все равны между собой. Ведь абсолютное зло и абсолютное добро не существуют. Продолжением этой темы стало и другое рассуждение Наставника: о том, что «просто так творить зло не интересно, для всего должна быть причина».
Для меня было неожиданностью сообщение о том, что вампиров изгнали из ада. В голове забегали мысли: «А куда же их изгнали?» А если читатель не просто автоматически «проглатывает» текст, даже самый «вкусный», но и задумывается о прочитанном, додумывает, домысливает, находит что-то между строк? Значит, автор справился с задачей  «привязать» читателя к чтиву, не отпускать его до конца своего произведения.
Общеизвестный афоризм «Лучше поздно,чем никогда» звучит здесь по-другому: «Лучше поздно, чем рано». Действительно, лучше поздно, если надвигается нечто трагическое, и если это трагическое – фатально. 

ЯЗЫК. СТИЛИСТИКА И ОРФОГРАФИЯ.

В целом текст читается легко, он не утяжелен длинными оборотами, трудночитаемыми словечками и прочим «хламом». А замечания по тексту такие:  
1. Очень много личных местоимений. Они часто повторяются. 
«Он сдался первым... Он сидел, прислонившись к спинке...»
«Я же сказал... Я уже не злился... Я приглашу ее...»
«Он открыл почти сразу... Он выглядел... Он огляделся по сторонам... Он автоматически наклонился... Он медленно поднял голову...»
«Мой взгляд упал на мое отражение в зеркале».
2. Тавтология.
«Перетаскивали туда какие-то вещи и даже какую-то еду».
«По-прежнему вытянув в сторону руку и глядя на девушку, которая по-прежнему улыбалась...»
«Я едва мог разглядеть непонятные очертания. До меня доносились шорохи и непонятные звуки».
«То, что происходило, не было ни сном, ни реальностью, и происходило вполне реально»
«Он что-то обдумывал. Надо что-то делать».
«С моим мнением считались.  Никто не считал меня...»
3. Неправильное, неточное употребление слов.
«Стук копыт отражался от старых стен»; «его адский хохот отражался от деревьев».
Отражение – это, все-таки, «изображение предмета, возникающее на гладкой и воспринимающей свет поверхности» (Словарь Ожегова). Второе значение слова  – об отражении жизни в литературе. 
«Уже не та угловая (видимо, угловатая) и непонятная девчонка».
«Взятый в прокат (напрокат)».
«С громкими криками (о курах) разлетелись во все стороны».
«К тем порам у меня уже было много девушек».
4. Причастия и деепричастия.
«За ним, в кресле, отвернувшись к городу за стеклом, сидел...»
Так что же: повернувшись к городу, или отвернувшись от города?
«Я с отвращением отвернулся от зеркала и, сняв рубашку, бросил ее на кровать». «Сняв» - деепричастие, и должно указывать добавочное действие, а здесь это действие является основным, то есть, герой снял рубашку, а потом уже бросил ее на кровать.
5. Пропуски частиц, предлогов (или лишние).
«И временами боль бы(ла) настолько невыносимой...»
«Все шло не (по) плану»
«Прочитал текст последней заметки на (почему «на»?) два раза».
«Хочет сделать со мной тоже (вместо «то же») самое».
6. Большие абзацы.
Гл. 11, два первых абзаца очень тяжело воспринимаются, они большие.
Такая же проблема с абзацем «Однажды ночью...»
7. Некоторые эпизоды растянуты, а некоторые, наоборот, слишком короткие.
На мой взгляд, диалог героя с правительницей Светлого царства Тейлор Уотсон очень затянут. Она как будто глупова-та, долго не может понять Вальтера. У женщины очень высокий статус и потому она должна быть понятливее!
Эпизод финальной боевой сцены, напротив, упрощен. «Скрестились мечи... Вскоре Вальтер пронзил его насквозь...» Думаю, читателям было бы интересно представить эту сцену более подробно.

ИЗ КАКОГО ХРУСТАЛЯ СДЕЛАНА КЛЕТКА ИЛЛЮЗИЙ?

Произведение «Хрустальный сад» находится в секторе «Учителя и путешествия», потому что герой, покинув родительский дом, становится бродягой, путешественником. Он с интересом разглядывает любой уголок мира и влюбляется в него с первого взгляда, хочет постичь увиденное. И эту жажду путешествовать ничем не насытить, как только путешествиями.  «В мире есть множество мест, где я хотел бы побывать», - говорит герой в финале.
В восьмиграннике Ба Гуа «Хрустальный сад» получил символ «Небо». И странное совпадение: в зороастризме считалось, что небо состоит из горного хрусталя, а боги пьют амброзию только из... хрустальных кубков, то есть, сделанных из горного хрусталя. Такие вот предания...
И теперь можно ответить на поставленный ранее вопрос: «Из какого хрусталя сделана клетка иллюзий главного героя»? Природный хрусталь придется отставить, уж слишком близко стоит он к божественному. А главный герой всего лишь на пути к совершенству, он постигает мир и не научился еще быть с ним в гармонии. Хрусталь, полученный промышленным способом, придется тоже исключить: он не наполнен жизненной энергией и потому не в силах отразить эволюцию героя.
Остается горный хрусталь, выращенный  искусственно? А почему бы и нет? Ведь на самом деле в произведении результат (если говорить о формировании образа главного героя) превосходит способы его создания. Вальтер учился у Наставника, которым стал не кто иной как Правитель Темного царства, Повелитель Темных сил Генрих Штайнберг. Именно этот наставник развил в нем способности «создавать иллюзии и управлять умами людей». Другими словами, он искусственно выращивал кристаллы, которые в дальнейшем и станут минералом – горным хрусталем.
Видимо, именно из такого хрусталя и сделана клетка иллюзий Вальтера.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Вот так восемь картин, которые увидела я в Зале литераторов, потрясли мое воображение, заставили меня окунуться с головой в творения авторов, чтобы пройти с героями по нелегким, но интересным дорогам, страдать и радоваться вместе с ними. 
Ба Гуа – восемь гуа - восемь взаимодополняющих противоположностей, символизирующих время и пространство. В случае с картинами они охватили весь спектр самых животрепещущих и самых интересных для читателей тем. Но каждая из описанных картин в силу своего несовершенства в отдельности так мало значит... А собранные вместе на восьмиграннике Ба Гуа, они стали олицетворять равновесие и гармонию пусть в маленькой, но во вселенной.  

Комментариев нет:

Отправить комментарий